Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Валентности: продолжение. Множественность субъектов.

Если к ситуации добавляется участник, обозначающий ещё одно лицо, наравне или не совсем наравне с первым являющиееся субъектом (или единственным участником) действия - мы имеем дело с ассоциативом. В русском языке для этого нет специальной грамматической категории, но добавить такого участника всё равно можно — лексически, то есть на уровне слов:
Иванов и Пупкин поют. (= «оба занимаются пением», или «оба сейчас где-то и что-то поют»)
Иванов и Пупкин поют дуэтом (= «поют именно вместе»)

Список слов, позволяющих сфорировать такую конструкцию совместного действия, огромен («вместе», «сообща» и т.д.), но я хочу особым пунктом выделить вот какой оборот:
Мы с мужем зашли в кафе .

Этот оборот «мы с» всегда предполагает не просто «Я зашла в кафе» + «Мой муж зашёл в кафе» - она предполагает именно совместное действие пары. И в этой конструкции в русском языке «я» стабильно превращается в «мы». Причём «мы» оказывается подлежащим (то есть главным участником ситуации), а все, кто «с» - вторичным участником, менее важным, со-участником, «группой поддержки». А *Я с мужем зашла в кафе — значительно менее употребительное (хотя в принципе возможное) выражение.
«Мы» обеспечивает совместность действия, да и вообще объединяет со-участников в некоего аморфного, единого, нового «участника». Разумеется, «вы» и «они» способны в соответствующих конструкциях делать то же самое (Вы с мужем зашли в кафе; Они с мужем зашли в кафе).

И вот здесь я хочу отвлечься от проблемы валентностей предиката и поговорить про разницу между «я» и «мы» вообще. Дело в том, что кроме очевидных случаев выбора единичного «я» («я тут сижу жду один» и и «мы оба тут сидим ждём), существует масса пограничных случаев, где говорящему надо фактически выбирать, объединять ли себя с кем-то ещё в «мы». Пример «мы с мужем» я уже привела, а вот другие варианты:

Моя семья или наша семья? У меня в городе/стране или у нас в городе/стране? (особенно чётко выбор виден в ситуации разговора с человеком чужим, заведомо не входящим в «мы», то есть когда собеседника невозможно туда включить. Станет ли говорящий «включать» ещё кого-то, не присутствующего в диалоге?)
Сейчас я сформулирую лемму или Сейчас мы сформулируем лемму? Здесь я вижу ошибку или Здесь мы видим ошибку? (встречается обычно в научном/учебном тексте)

Ну и любимое, флэймогонное:
Мой ребенок покушал или Мы покушали? (здесь не третье лицо присоединяется к «я», а «я» к третьему лицу — но синтаксический результат выглядит одинаково)

Русский язык любит «мы». Насколько любит — обычно русскоязычному человеку незаметно, пока он не столкнётся с языками, которые в таких ситуациях предпочитают «я», или даже допускают только и исключительно «я». Ну нельзя по-английски cказать *We and my husband, если за "we" стоит только “I”.
В русском же языке везде, где в принципе можно сказать не «я», а обеспечить на языковом уровне коллективную подпорку, множественное число появится. Мало того, представление о возможности и даже обязательности такой подпорки тесно связано представление о коллективности, стоящей за любым «ты» и любым «он». То есть в действиях/позиции/свойствах любого человека будут усматриваться совместные действия, будет приписываться и представляться «группа поддержки» (хотя бы и в виде «мамы для младенца»):

Они говорят, что я уродина! (при ближайшем рассмотрении ситуации может оказаться, что говорит только одна конкретная знакомая или даже одна конкретная мама говорящей!)

Сюда же удачно укладывается нормальная конструкция для неопределенно-личных предложений:
Ну и наследили тут! (при этом грязь на полу может быть с очевидностью следами только одного человека — для неопределенно-личной конструкции это несущественно)
Я тороплюсь, меня ждут. (при этом ждать может один человек, это может даже быть известно всем участникам диалога - но для неопределенно-личной конструкции это несущественно).

Эта множественность группы-толпы, упорно встающая за каждым активным участником ситуации находится очень глубоко и прочно в языковой прошивке. Меняться такая прошивка постепенно в принципе может: языки вообще постоянно меняются. Но в каждый момент пытаться подвинуть эту очень базовую, очень глубокую схему - это как толкать тектоническую плиту. Даже если двигать только в своей голове.
Tags: лингвистика для нелингвистов, синтаксис
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments