Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Субъективная модальность: сказка о потерянном источнике оценки

Если мы хотим разобраться, кто действующее лицо, а кто — оценивающее лицо во фразах вроде: Хорошо быть дирижаблем!, или Так ходить некрасиво!, или Так делать нехорошо!, мы можем, например,
поймать говорящего и начать выяснять, что же он имел в виду конкретно.

Простейший вариант:
Так кому «хорошо быть дирижаблем»? - А что? Я себя дирижаблем представил — прикольно, по-моему. В этом варианте говорящий с первого шага подставляет в высказывание эллиптированное «я». То есть всё в порядке, оценку он даёт собственную, ситуацию представляет как собственный опыт, явный физический или скрытый психический.

Сложнее бывает при следующем развитии диалога:
(”Так ходить некрасиво» - вообще всем? Включая годовалых детей, культуристов и стариков с палочкой? Ага, только женщинам... Это — та причина, по которой мы не вставляем обычно слово «все» в такие высказывания «так ходить всем некрасиво». Слишком легко увидеть, что это не так — причём легко не только слушающему, но и говорящему. Включая старух из Гонолулы и профессиональных стриптизёрш? Ага, нормальным/приличным/настоящим женщинам. По этой причине не говорящий не указывает «Женщинам так делать нехорошо» - слишком легко найти исключения, слишком легко проверить на истинность и продолжить диалог, например, спором. После некоторого такого количества вопросов обычно обнаруживается некий собирательный образ (имеющий или не имеющий отношение к действительности) действующего лица ситуации. Не оценивающего! Пока только действующего!

А как вычислить оценивающее лицо? Из-за того, что в данной синтаксической конструкции косвенное дополнение зарезервировано для действующего лица, нам для исследования надо как-то иначе обозначить лицо оценивающее (а то вдруг они не совпадают). Два дополнения в дательном падеже в одну фразу не влезут: *Так женщинам ходить мне некрасиво, по-русски это высказывание невозможно. Придётся взять для указания оценивающего лица другой оборот, благо их в языке достаточно. Например, «с точки зрения Х». С чьей точки зрения «некрасиво»?.

Простой вариант ответа: С моей — ну не нравится мне, когда тётки так ходят! Здесь ответ полностью вписывается в представление о субъективной модальности: третье лицо действует, первое — оценивает. Единственное, что настораживает — почему не указано внятно лицо действующее (его приходится вычислять), раз оно не совпадает с лицом оценивающим? Около этого вопроса я пока ставлю галочку, до ответа ещё доползти надо.

Более сложный вариант ответа: «Ну, с любой! Вообще некрасиво! Ну видно же! Ну всем же понятно!» Слово «все» (или «каждый», или «любой» - одно из местоименных слов для обобщения) в таких ответах обычно выплывает, и расколупывать его надо так же, как и предыдущее «всем» в качестве действующего лица. Вы уже все пять миллиардов людей опросили? А кого уже спросили? «С точки зрения любого культурного человека?». А кто эти люди? А Вот Н.,М. и С. - культурные? А если да, то вы их троих спросили? То есть только предполагаете, что они согласятся? А на основании чего? И так оценивающее лицо можно вычислять, пока не пошлют подальше пока человек не объявит себя самого источником оценки — или не выявится некая весьма конкретная, часто отлично считаемая на одной-двух руках группа людей. «Мама сказала». «В школе 3-5 учителей так говорили». «Вася и Петя за пивом это регулярно утверждают».

Другими словами — выявится некоторая референтная группа (определение термина легко гуглится, я не буду здесь подробно расписывать, что это). Источник оценок, но внешний по отношению к говорящему. Группа, скорее всего, окажется при этом вовсе не совпадающей с категорией «потенциальных действующих лиц» (хотя может частично пересекаться). И получается, например, говорит Вовочка, при этом источником оценки является его мама, а действующим лицом — все советские школьницы! Или говорит Серёга, причём имеет в виду конкретно свою жену, а в качестве источника оценки он взял друга Васю...

И все эти участники и оценщики ситуации напрямую не названы. Что оказывается проблемой не только с точки зрения сложностей их выявления, но и с точки зрения грамматики. Такое представление оценивающего лица уже не соответствует определению субъективной модальности — с говорящим оно не совпадает, а это было указано в определении. Если бы оно было названо явно, а ситуация и оценка должным образом разведены по своим предикатам или вводным конструкциям со своими участниками (Мама считает некрасивым, когда девочки так ходят), у нас было бы два высказывания, оба - без субъективной модальности. А «Мама считает некрасивым» - это просто повествовательное информирование (верное или ложное, но без субъективных маркеров) о чужой оценке ситуации.

Всего этого в фразе «Так ходить некрасиво!» нет. На внешнем синтаксическом уровне она совпадает с «Хорошо быть дирижаблем!» из первого примера, внутри же устроена совершенно иначе.
Но если там не субъективная модальность, то что? Я буду разбирать это в дальнейших постах, коротко не получится.
Tags: лингвистика для нелингвистов, модальность, синтаксис
Subscribe

  • Пассажиры защищают корабль

    В продолжение издательской истории: http://prostobook.livejournal.com/12519.html У кого-то были вопросы, почему бродяге с плавучего острова…

  • Нелокальный аврал

    У издательства "Простобук" (где издавались мои сказки, ссылка находибельна в моём профайле) возникли - выражаясь русским литературным языком -…

  • Казуалы в рейде

    Пока рейдеры ходят на боссов как на работу, а казуалы время от времени заглядывают в игру побегать в одиночку или влезть в какую-нибудь закопушку для…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments