Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Category:

Референция: об уплотнении текста

Кроме указания, тыканья пальцем на обсуждаемое явление окружающего мира, язык практически всегда при любом упоминании сообщает о нём что-нибудь.
Это - специфическое свойство языка: одновременно указывать и давать информацию (в языке жестов это получается гораздо хуже). Сообщаться может об отнесенности объекта к какой-то категории («древнегреческий поэт»), или о его свойствах/действиях («автор Илиады»), или же наличии у него некоей метки (например, имени собственного - «Гомер»). Из-за этого иногда способность языка при референции описывать предмет или помечать предмет рассматривается как более значимая, чем его способность на него указывать (как будто язык делает эти вещи по отдельности!).


Зашитая в указатель информация может быть как уже известной:
Вчера одна моя одноклассница звонила. Она тут недавно попала в переделку... (Вся информация, заключающаяся в слове «она» - а именно, единственное число и женский род обсуждаемого лица - уже была представлена в слове одноклассница).

Так и новой:
Вчера одна моя одноклассница звонила. Эта блондинка тут недавно попала в переделку... (Информация о цвете волос — и, возможно, ещё каких-то культурно обусловленных характеристиках - обсуждаемого лица появляется только во втором предложении. В первом этой информации нет.)

Во втором примере известное подается в одном коктейле с новым. Порядок слов тот же, общее распределение новизны информации (известное лицо +неизвестная ситуация этого лица) то же. Однако «информационный бонус», помещённый прямо в средство связности, по идее предназначенное для обеспечения кореференности, слегка сбивает красоту картины. Ведь можно было просто сказать «она»?

Можно. А можно было и усложнить. Ничто не мешает автору текста давать дополнительную информацию при *каждом* упоминании пресловутой одноклассницы, ни разу не используя нейтральных маркеров и не повторяясь:

Вчера одна моя одноклассница звонила. Эта блондинка тут недавно попала в переделку. По жизни двоечница, так и на права не сдавала, а просто купила. Ну, и в первый же день за рулём наша Танечка благополучно припарковалась наощупь, причём сильно...

Длинными такие периоды обычно не бывают: в какой-то момент мы повторяемся или переходим на нейтральные и малоинформативные «она». Связано это преимущественно с тем, что новой значимой информацией чаще являются ситуации, события (попала, купила, припарковалась), чем постоянные свойства. Последние, к тому же, не обязательно «пришивать» к средствам референции: можно и в отдельный предикат вынести: Она по жизни двоечница.

Собственно, в любом таком высказывании с новой информацией «внутри старой» зашиты два предиката:
Она — блондинка + Она недавно попала в переделку
Её (кстати) зовут Танечка + Она благополучно припарковалась наощупь, причём сильно...
Почему и зачем в таком случае говорящий вообще подаёт их в формате «два в одном»?

Первая часть ответа простая: язык вообще благосклонно относится к сокращениям, и в любом языке есть масса способов «уплотнить» текст, уменьшив количество работы говорящему. Так быстрее. И это - вполне нормальный частный случай.

Вторая часть ответа любопытнее. «Зашивая» новую информацию в один пакет со старой, мы подаём её как: очевидную, уже (всем) известную, не предполагающую дальнейшего обсуждения.
Последний момент чрезвычайно важен, поскольку подобное уплотнение текста, кроме лаконической эстетики и экономии усилий говорящего, обнаруживает ещё один эффект: у слушающего оказывается меньше пространства для возражений и даже для анализа уплотненной инфомрации. Пока он соображает, действительно ли обсуждаемое лицо «по жизни двоечница» и нет ли в сказанном каких-то примечательных субъективных суждений автора, последний уже бодро проскочил скользкий момент и уверенно продолжает свою тему. Далеко не всякий предпримет попытку приостановить его и зацепиться за «известное очевидное», которое не помечено как «новая, подлежащая обсуждению информация». А если предпримет, то говорящий всегда может усмотреть в этои уклонение от темы :-) Прямое высказывание Она по жизни двоечница в этом смысле значительно более уязвимо.


… К одному и тому же референту может относиться неограниченное множество различных слов и словосочетаний, по-разному называющих его и дающих о нём разную информацию. Они могут подаваться в том числе в зоне «известного», «определенного» и «уже сказанного» - и при всём при том содержать в себе что угодно ещё. Всё, что говорящий произвольно туда «подложит».
Tags: лингвистика для нелингвистов, референция, связность текста
Subscribe

  • Полный Cinematic-2

    Я не случайно назвала эти посты так, как назвала. В этой игре игровые события разделены на отдельные scenes, со слабыми или отсутствующими переходами…

  • Полный Cinematic

    Я нашла-таки игровую систему, построенную преимущественно на кнопке отмены последствий и переписывании прошлого. После группы игр семейства Powered…

  • Высокая героика: иллюстрации-3

    Что до особых примет настоящих монстров, я их могу разделить на две группы. - Тентакли, присоски, сверхдлинные языки, аморфное туловище и глаза в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments