Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Коннотации: почему так сильны?

После прошлого поста о коннотациях, среди прочих вопросов, может возникнуть и следующий: а почему, собственно, коннотации – такое сильное явление, что могут передавить собственно значение слова, изменить его со временем? Почему даже термины, изначально придуманные для того, чтобы отмежеваться от обилия коннотаций в естественном языке и пользоваться только строгими определениями, со временем тоже могут коннотациями обрасти?

О причине можно догадаться, если понаблюдать за тем, как осваивает язык маленький ребёнок. Лучше – не из тех детей, кто подолгу вызывает панику родителей упорным молчанием, а потом вдруг говорит сразу длинными связными предложениями, а из тех чаще встречающихся деток, которые на ранних этапах охотно и явно что-то говорят. Причём говорят пару десятков слов, преимущественно отсутствующих в словаре русского языка. Как-то так получается, что попытки определить лексическое значение таких «слов» оказываются не очень эффективны. Всё сводится к наблюдениям вроде: няма - это говорится про одобряемую ребёнком еду, когда она вкусная или когда ребёнок чего-то съестного хочет, а также про тётю Галю (которая, если обратить внимание, имеет привычку приходить со вкусностями), а также про кота Пушу (который, если обратить внимание, демонстрирует лучший аппетит во всей семье и лишь минимально функционирует всё то время, когда не вертится около своей миски)… В общем, формальное лексическое значение в слово «няма» ещё не клали – а вот ассоциативные цепочки работают в полный рост. Фактически, значение таких слов состоит преимущественно из привычных конситуаций (ситуаций-участников-впечатлений), объединённых некоей общей комфортно-желудочной тематикой. И вот эта невнятная комфортная желудочность и есть коннотация слова «няма».

Ориентирование по конситуациям осваивается раньше, чем ориентирование по языковой системе. Собственно, сама языковая система взрослого - со способностью понимать сказанное и как-то его обдумывать - формируется только на базе этого ситуативного ориентирования. Ребёнку действительно гораздо проще обнаружить и запомнить ситуационную связь между конфетой и тётей Галей, или кошкой и энергичным чавканьем - чем менее очевидную связь-сходство между конфетой и манной кашей. Последнее - обобщение более сложного уровня и проделывается позже. Именно на таких обобщениях и держатся впоследствии «взрослые» словари (те словари, что в головах - нас пока интересуют только они). Но эти словари формируются в головах медленно, процесс занимает не дни, а многие годы. А конситуация – особенно связанная с яркими эмоциями – отлично запоминается хоть с первого раза.

И оказывается, что ориентирование по конситуации (как следствие - по коннотациям) возникает раньше, чем ориентирование по значениям. Оно кажется более сложным в описании, чем «основная» часть значения слова - но в применении оно проще, причём значительно проще.

Термину, намеренно избавленному от коннотаций, легко дать определение, но приходится довольно долго учиться его корректному применению (ускорительная установка со встречными пучками - это легко запомнить? А пользоваться этим понятием в быту?). Основная часть лексического значения слова (без коннотаций) в этом плане похожа на термин.

Коннотации же определять-описывать очень сложно - и при этом в них человек ориентируется очень легко, практически не приходя в сознание.

Поэтому понять, что "бяка" (произнесённая резко и с отвращением) – это бяка, и её не тянут в рот, а бросают обратно на пол, ребёнку намного проще, чем понять, что "лежащие на полу предметы грязные, в грязи содержатся микробы, а микробы вызывают заболевания".
По той же причине взрослый с временно выключившимся мозгом (будь тому причиной температура под сорок, переутомление или что угодно другое - лишь бы у организма не было сил думать) может внезапно перестать понимать про микробов и начать реагировать преимущественно на "бяку".
И именно поэтому взрослый человек - даже при вполне нормальном для него состоянии – при столкновении с плохо знакомым словом (так что же именно значит слово коллайдер?) – может броситься вовсе даже не уточнять определения, а угадывать по ситуации. Не угадав - пытаться угадать ещё раз, но не менять тактику. Или оставить как есть и решить, что он и так всё понял правильно и что больше по этой теме знать ничего не надо ("коллайдер" – это такая сложная супермашина, вот учёные её построят и она у них бабахнет. Опасно, но далеко и неактуально – так ещё про это выяснять-то?).

Угадывание по ситуации – это то, что человек автоматически делает в первый момент. Он так в детстве привык, это более простое и базовое, прото-языковое поведение. Это намного проще и легче, чем следить за собственно языковым текстом.

И каждое такое «угадывание» для полузнакомого слова формирует в голове у человека не собственно значение, а коннотации. Сильные, хорошо запоминающиеся. "Опасно, но далеко и неправда" - это очень легко запомнить!
Tags: лингвистика для нелингвистов, три "К"
Subscribe

  • Из чата сегодняшнего

    9 утра. - we’ll do this shit tomorrow - tomorrow is now По-русски могло бы быть так: - завтра с этим разгребёмся - уже давно завтра This…

  • "Побег из Кадата", сегодняшние хроники

    Сешат освоила подавляющий огонь из автомата. Коллективным разумом решили, что к «охотничьим уловкам» эта тактика всё-таки не относится. Судьба:…

  • Тем временем в разных мирах

    Богиня Сешат въехала в свою древнеегипетскую столицу на полуторке. А что? Она богиня инженерного дела. Нашла машину археологов, разобралась по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments