Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Переосмысление знаний у алуне

Продолжение статьи о ситуации с языком алуне:

(MJF) Переосмысление знаний. Некоторые представители «младшего поколения свободно говорящих на алуне» (т.е. те самые 35-45 лет - прим. dreamer_m) увязывают свою лояльность традиционной культуре алуне со знанием священных мифов ма’лулу, что идентифицирует их как приверженцев и носителей традиции. Однако данное владение «тайным знанием» обеспечивается переведением традиционных сказок из мирской зоны в сакральную. В традиции алуне в Лохиатале различаются два особых вида повествовательных текстов: туни (народные сказки) и ма’лулу (мифы о происхождении тех или иных аспектов жизни алуне, исторические мифы). Переосмысление знания в этой деревне касается туни и мирских версий ма’лулу, не касаясь собственно тайных священных текстов ма’лулу. Подобное переосмысление значения текстов стало возможным вследствие недостаточного знакомства этого поколения (вне зависимости от степени владения языком) с фактическим употреблением алуне – как бытовым, так и сакральным.

Как это работает. Суть процесса переосмысления знания становится видна при сопоставлении заявляемого информантом знания текстов туни - и фактической готовности их обсуждать или рассказывать… Готовность рассказывать туни у самых старых и самых молодых носителей языка ограничивалась только их знанием таковых. Все они рассматривали туни как открытое знание, что было видно по их готовности им делиться, в том числе – публично. Напротив, 35-45-летние очень подчёркивали своё знание традиционных историй, но при этом всеми способами старалась не показать фактическое содержание и объём своих знаний: они или утверждали, что хотят сначала этот текст для точности записать, или собирались сперва проконсультироваться с кем-нибудь старшим и более знающим, или даже начинали рассказывать евангельскую притчу, объявляя её прологом к туни. Так обрисовывалась общая картина: эту категорию знания они считали сакральной - а значит, тайной.

… Отказывавшиеся обсуждать или пересказывать туни - это те же самые люди, которые переоценивали своё владение языком и наиболее явное подчёркивали свою приверженность ценностям алуне.


То есть, говоря кратко и простым языком: любой «настоящий алуне» должен знать Великие Тайные Мифы Предков. Поколение 35-45-летних таких мифов не знает, поэтому оно объявляет мифами народные сказки. Это как если бы у нас сказки о Лисе Патрикеевне или Иване-дураке объявили великими тайными обрядовыми трекстами щуров, имеющими важный религиозный смысл. И стали бы их прятать от иностранцев, ага.

Очевидный вопрос со стороны человека из нашей культуры может звучать так: а зачем такие сложные объяснения, зачем привлечение темы «священного»? Не проще ли предположить, что они просто врут: делают вид, что что-то знают, а рассказать не могут, потому что на самом-то деле с текстом не знакомы? Особенно странной (на наш европейский взгляд) версия сакральности текстов выглядит из-за того, что в нашей культуре агрессивное миссионерство и спешное запихивание своего священного в посторонние головы - явление вполне обыденное. У нас священный текст чаще проповедуют, чем прячут.

Сильнее всего против этой версии, пожалуй, выступает цифирь из результатов опроса. Потому что есть молодежь (преимущественно говорящая на малайском), которая туни чаще всего не знает, но иногда знает - и тогда охотно рассказывает (и цифры там уверенно больше нуля). Есть старики: преимущественно говорящие на алуне, которые туни чаще всего знают - и часто рассказывают. И есть вот это странное поколение 35-45 летних, которые утверждают, что знают или не знают конкретные туни - но при этом есть 0 (ноль) случаев рассказов туни в их исполнении. Это всё-таки сильно. Это меньше чем, у молодёжи, которая почти не знает языка. Это подозрительно: если бы проблема была ТОЛЬКО в незнании – то почему они знают меньше, чем 25-30-летние? Как, откуда?

Автор статьи подробно версию «просто лжи» не рассматривает (а зря, по-моему), зато описывает, чем в целом является знание в культуре алуне – какие у него выделяются категории, кому оно может принадлежать, как им пользуются, что такое мирское и сакральное. Так что следующий пост будет посвящён ровно этому: кто и как может знать-использовать сказки, земледельческие ритуалы или истинные имена в культуре алуне. А потом уже прикинем, стоит ли тащить в ситуацию свои культурные ожидания, или же есть смысл воспользоваться тем, что известно о самих алуне.
Tags: алуне, лингвистика для нелингвистов
Subscribe

  • История одного текста

    «Король Тумана» приходил ко мне дважды. В первый раз я записывала наброски о приключениях Авэйна Морской Волны в стране, выбравшей туман, в старших…

  • Последний подарок-2

    С вершины далёкой горы, с золотого трона смотрел Владыка Демонов, Смотрел сквозь чистое небо за реку, за холмы и поля, на самую кромку надвигающегося…

  • Последний подарок-1

    Вышел из Древнего Дома Король Тумана, с мёртвой искрией в короне из тонкого и тёмного металла. Сопровождали его фионты и люди Оллада; на каждого…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment