Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Знание у алуне

(MJF) В традиционном обществе алуне знание – и престиж, который оно даёт – являлось ресурсом, распределение которого контролировалось его обладателями. Выделяются три категории знания: открытое, родовое и личное. Содержание этих областей и их текущий статус показаны в следующей таблице:

Открытое знание. В настоящее время: ритуалы предложения брака, выкуп невесты, церемония обновления союза между посёлками, песни капатате, народные сказки, открытые ма’лулу, космология, загадки. Исторически также: обряды, связанные с охотой за головами, соу-мо’вай (мужской язык, тоже связан с охотой за головами), язык целительства, ма’воси (правила неназывания и замены настоящих имён)

Родовое знание: повивальные обряды, обряды для посадки и сбора риса, церемония земли (=умиротворение предков), церемония постройки дома, священные ма’лулу (о родовых именах и истории).

Личное знание: насусу (личные имена алуне), заклинания (для лечения, охоты, чёрной магии, защиты собственности).



Традиционно используется целый ряд приёмов сокрытия важного родового и личного знания (а значит – защиты ресурса). У алуне при этом, например, для этого шепчут мантры, а также намеренно добавляют в текст заимствованные слова (в основном из языка уэмале), чтобы он звучал менее понятно. Сами способы передачи знания также включают средства его защиты. Родовое знание может только наследоваться. Личное знание вообще обычно не передаётся просто так: от этого уменьшается эффективность заклинаний и для передающего, и для получающего. Как правило, такое знание может быть или продано, или – иногда - подарено.

Ещё одно ограничение на доступ к знанию ритуалов и заклинаний связано с представлениями о том, что их эффективность связана с точнейшим воспроизведением текста. А языковая ошибка может иметь ужасные последствия для человека или для всей общины… Поэтому, когда речь идёт о сакральном знании, малайский язык выполняет две функции. Во-первых, если говорящий не уверен, что он может точно воспроизвести заклинание или ма’лулу, используется переключение на малайский язык, чтобы снизить вероятность опасной ошибки. Во-вторых, сакральная информация может передаваться полностью на малайском языке, что защищает её статус. Это стратегия стала для меня очевидной при анализе материала: оказалось, что история происхождения алуне, а также ма’лулу, связанные с происхождением знаний об акушерстве, происхождении разных языков на Сераме, а также истории о происхождении имен алуне – все эти истории рассказывались на малайском языке. При этом как бы передавалась информация, но не священная суть истории. Все, рассказывавшие тексты таким образом, были алуне старшего поколения – от 51 до 66 лет…

В связи с этим понятно, почему именно туни и «открытые» ма’лулу подвергаются переосмыслению. Доступ к прочим «открытым» знаниям у поколения 35-45 летних ограничен в силу возраста и отсутствия специальной традиционной роли в посёлке: соответствующие ритуалы в категории обычно проводятся только старшими мужчинами в роду. Поэтому поколение 35-45-летних расширяет категорию сакрального знания алуне за счёт включения в него туни и открытых ма’лулу: это единственные подходящие для такой цели тексты, которые они знают. Перенесение этих текстов в категорию сакрального даёт этим людям хоть какое-то особое знание, позволяющее им проявить сворю приверженность языку или культуре алуне.


То есть что получается: сакральное - это более приватное, семейное или личное. Несакральное - общественное. И вот люди знают, что существует некая «закрытая информация», которая есть (или должна быть?) у каждого настоящего алуне. И они ищут у себя в опыте нужную информацию... и находят! Но это не тот же слой сакрального, как у их родителей и дедов – это нечто другое.

Вообще говоря, принять «обычный» текст за сакральный можно только в одном случае: если с ним сталкивались очень редко, по большим праздникам или большим непраздникам, или вообще один раз и шёпотом на ушко. То есть просто сказки для этого поколения оказались не тем, что любой ребенок может услышать хоть сто раз и в обыденных условиях - слово «обыденный» здесь, пожалуй, ключевое. У них к ним был такой же непростой и редкий доступ, как к чужому магическому ритуалу.

Как так получилось? А вот тут пригодится, наконец, экскурс в не столь давнюю историю Лохиаталы.
Tags: алуне, лингвистика для нелингвистов
Subscribe

  • Пишущим людям на заметку

    Подставная это идея - делать черновики гениальностей, пришедших в голову в тот момент, когда у вас температура плюс тридцать восемь и приступ…

  • Насчёт особенно важных имхов

    Без ссылок на конкретные недавние сетевые полемики. Благо мысль простая и старая, как каменный топор. Если человек очень упорно гоняется за другими…

  • В двух словах

    На граблях человек потому учится так плохо и медленно, что бьют грабли по лбу - а решения-то он принимает вовсе и не лбом.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments