Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Category:

Итак, что же случилось с Лохиаталой

Здесь история об алуне продолжается. Снова - статья Margaret J. Florey:

(MJF)… Несколько исторических событий имеют отношение к языковому сдвигу в Лохиатале: обращение из традиционной системы верований в кальвинизм, начавшееся в 1925 году, введение христианскими миссионерами системы формального образования с 1926 года, а также тринадцатилетний период, в течение которого обитатели Лохиаталы были вынуждены переселиться с гор на побережье и жили на положении беженцев в другом посёлке (не алуне). Это переселение произошло в 1952 году из-за проблем, вызванных военными действиями между Национальной Армией Индонезии и сепаратистской группировкой РМС (Републик Малуку Селатан). В 1964 году, когда конфликт угас, жители не вернулись на прежнее место, где стоял их посёлок, а переосновали Лохиаталу на новом месте, в нескольких милях от южного побережья Серама.

Исследование проводилось в 1988 году. Это значит, что та самая «странная» группе 35-45-летних – это люди 1942-1952 годов рождения. Те, кто родился совсем незадолго до первого вынужденного переселения: им оно пришлось на детство или подростковый возраст.

(MJF)… С чем же связаны представления о языковой лояльности и потребность явным образом продемонстрировать свою связь с культурой алуне? Мне представляется, что потребность эта имеет отношение к особому положению «младшего поколения свободно говорящих», оказавшихся на стыке алунийской и малайской культур: положение это связано с возрастом этих алуне на момент важнейшего события в жизни посёлка – на момент вынужденного переселения на побережье. При этом жители Лохиаталы перебрались из относительно изолированной горной области в мультикультурный регион побережья, где малайский был доминирующим языком уже более ста лет. Алуне столкнулись не только с языковыми и культурными нормами Хатусуа, где они получили убежище – они также имели дело с людьми из близлежащего посёлка Ваэсаму, которые тоже бежали в Хатусуа в период вооружённого конфликта с Р.М.С. Поколение, на котором языковой сдвиг стал явным – это те, кому на момент переезда было 5-10 лет.

Тут автор берёт явно более узкий слой: не искусственное дробление социолингвистической анкеты "возраст 35-45 лет", а только родившихся в 1942-1947 годах.

(MJF)… В отличие от родившихся позже в Хатусуа или в новой Лохиатале, это поколение до переезда не сталкивалось или почти не сталкивалось с малайским языком. Им было сложно адаптироваться, особенно в школе: пришлось осваивать совершенно новый, чужой язык. Они же оказались и на обочине собственно культуры алуне: родились они в старом посёлке, и провели там первые годы жизни – а потом их вышвырнули из того контекста, где традиции алуне играли основную роль. Здесь лежит их отличие как от старших поколений, полностью сформированных культурой алуне и рассматривавших переезд как временный – так и от младших, родившихся в Хатусуа, в окружении говорящих на малайском языке. У Фишмэна этот эффект называется «фрагментированной этничностью» (Fishman, Joshua, ed. 1966: Language Loyalty in the United States). Хотя это поколение оценило плюсы более современной культуры, оно всё же заинтересованно в сохранении традиционного знания, необходимого для выживания в ненадёжном и быстро меняющемся мире: традиционные целительские практики, магия, связанные с предками ритуалы.

В то время как старики однозначно идентифицируют себя как алуне, а молодёжь уверенно тяготеет ко всему малайскому, представители этого пограничного поколения пытаются минимизировать свою маргинальность, выступая посредниками между двумя культурами… Их успех в этой роли завязан на доступ и к традиционным, и к новым аспектам жизни посёлка. Занятие постов в церковных или государственных административных структурах делает их ключевыми фигурами в процессе модернизации. Однако, как мы видели, традиционные роли для них менее доступны. Это препятствие обходится явными демонстрациями лояльности культуры алуне, основой для чего и оказывается обладание сакральным знанием.


Посредники-то посредники… однако, судя по потребности переоценивать своё владение предпочитаемым языком (любым, но одним конкретным), роль межкультурного посредника как-то не оказывается эквивалентной идентичности существа, надёжно принадлежащего той или иной культуре. Быть кем-то определенным оказывается всё равно важнее, даже если быть не получается. И тем более это важно, чем труднее получается просто быть.
Tags: алуне, лингвистика для нелингвистов
Subscribe

  • Ясная ягода

    По ту сторону ночи, в туманной долине, жил парень. Раз пропала его корова; спросил парень у матери: - Скажи, как корову найти? - Никак, - ответила…

  • Крепкие корни

    По ту сторону ночи, у торфяного болота жила одна старуха. Росла при её доме слива, маленькая и кривенькая; старуха кормила уток и рассказывала им про…

  • Чашка на земле

    Редкий случай, когда у сказки есть явная пред-сказка. Вот эта: http://dreamer-m.livejournal.com/367016.html По ту сторону ночи, возле покрытых…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments