Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Гвиннайд: Когда Энван улыбается(3)

Дамы шёпотом вели переговоры, склонившись над золотой бабочкой. Джентльмены сурово изучали друг друга. Лёсик, в частности, присматривался к рукавам собеседника, которые при движении периодически показывали на предплечьях продолговатые очертания каких-то подложенных туда предметов. Герой фэнтези плаща и кинжала, со скрытым клинком в каждом рукаве? Хоть рисуй с натуры. Жаль, в Городе так особо не походишь.
Фионта меж тем тоже рассматривал его. Наконец, спросил:
– А что вы ищете в Разбитом Доме?
Лёсик замялся. Рассказывать про Энван? И ангела?
– Или «кого»?..
– Я иду к Энван. Она, – Лёсик кивнул на Улю, – сказала, что это через Разбитый Дом.
Фионта повёл бровями.
– То есть возвращаться вы не собираетесь?
– В смысле? Собираемся!
– От Энван назад не приходят, – покачал головой фионта. – Разве что на особых условиях.
– У меня и есть особая ситуация.

– О, то есть вам уже поручили какое-то дело, с которым вам надо обязательно вернуться назад?
Лёсик метнул взгляд в сторону Ули. Увы, она была занята.
– Не совсем. А вы хотели что-то предложить?
– Да, вам это может быть интересно. Если вы захотите сюда вернуться, вы могли бы, например, прихватить кое-что из Разбитого Дома и принести сюда. Тогда дороги вас будут вести нормально.
– А что прихватить?
Фионта поискал глазами ответ где-то в верхних этажах талана.
– Например, набрать воды там из колодца. Хоть один-то уцелел, даже после всего, что случилось.
Гвиннайд кивнул раньше, чем Лёсик успел вякнуть. Фразу пришлось подстраивать под этот кивок:
– Обещать не могу, но попробую.
– Конечно. Я надеюсь, это поможет вам найти обратную дорогу.
Фионта прошёл чуть назад, к столику, и вернулся уже с небольшим кувшинчиком в руках. Привычным движением дёрнулся к ручью, ополоснуть, увидел вместо ручья цинично-мутную канаву и отдёрнулся. Прошёл по брёвнышку и передал Лёсику кувшинчик как есть.
– В нём, если можно.
Лёсик взял сосуд, чуть не уронив с него стеклянную крышку. С этим по лесам-горам скакать – разобьётся ведь… Уля уже шла к нему, без бабочки в руках и с покер-фейсом вместо выражения лица.
– Мы можем идти, – сказала она, бегло глянув на кувшин. Затем повернулась к фионтам:
– Было очень интересно с вами познакомиться. Сладкого вам фиона!
– И вам ровной дороги! – сказали ей вслед. Уля цапнула Лёсика за запястье и деловым городским шагом увела его за ближайшую зелёную поросль и далее – на дорогу.
– А теперь, – сказала она почти шёпотом, – мы удаляемся отсюда прогулочным шагом и ничего пока не обсуждаем.

Они выбрались за виноградники, зашагали через малинник и осиновую рощу. Здесь уже не было так туманно-сыро, в сухом воздухе вокруг идущих закружили голодные слепни, целясь на нежданный завтрак. Они отмахивались и шли, пока у Лёсика не выветрились из головы все накопленные за это время вопросы. Они миновали поляну со старым большим кострищем, без малейших признаков свежего мусора или иных следов двуногих. Только тогда Уля наконец заговорила:
– Кувшин ты зачем взял?
– Чтобы вернуться.
Сама ты об этом не шибко позаботилась, похоже…
– А. Ну, ладно. Правда, если мы через некоторое время попробуем вернуться, по нам могут начать стрелять. Сразу.
– Почему?
– Понимаешь, это кольцо и правда из Крылатого Леса. И оно мне действительно дорого досталось. Ещё дороже оно обошлось своей бывшей владелице. Она меня тогда чуть совсем не утопила, но я успела раньше.
– Чем же ты там занималась?
– Ввязалась в войну Древнего Дома и Семи Костров. Строго говоря, я и сейчас в ней участвую. Хорошо, что фионты Телайнов не знали и не почувствовали.
– И зачем ты в это ввязалась?
– Да это ещё в мои студенческие времена было. Сопровождала…как бы так сказать?… одного идиота, и тоже к Разбитому Дому. Не до самой Энван в тот раз, правда. А он уже на стороне Костров был в полный рост. Не то, чтоб я им сама не сочувствую, – Уля хмыкнула.
– А с кольцом в чём дело?
– Оно правда фионтское, и с ним вот эта самая «лёгкость», как они это называют, даже у человека из Города появится. Но рады они с этого потом не будут. А учитывая неприятную историю вещи – это считай, троянский конь. Лучше б нам рядом не стоять, когда всё случится. Только Кулю надо в Городе поискать. Имена родителей узнали – считай, уже есть прямейшая наводка.
– Я их знаю. Унылейшие существа, зато с лишней квартирой под съём.
– Скорее всего, это они Кулю фионтам и продали.
– Что сделали?!
– Гвиннайд! Люди не работают просто так в фионтских виноградниках. Они могут, по разным причинам, «держать» их и даже появляться здесь, но чтобы этим занимался ребёнок – это надо, чтобы он здесь был вместо кого-то другого. Вместо отца или матери обычно. То, что Куля видима, в отличие от прочих слуг фионтов – это только потому, что она не вся ещё здесь и возвращается в Город. Могло быть хуже.

Она прервалась, прикрыла глаза. Теперь она просто сидела и дышала.
– Кстати, а сейчас вокруг нас таких невидимок быть не может?
– Не должно. Здесь уже территория Семи Костров. Если они не убрели, конечно. Здесь бы привязаться, чтоб в следующий раз отсюда и двигаться.
– Но мы можем пройти гораздо больше!
– Сможешь пойти сам – иди. А я сейчас подышу и вывалюсь в Город.
– Я же не могу двигаться тут один!
– Значит, потом. Я порчусь с этих краёв, много пройти не получится.
– Что случилось-то?
– Уже нормально всё. Я сама разберусь.
Лёсик ещё немного потоптался.
– А этот кувшин – он может для меня открывашкой сработать, и зацепить меня тут?
– Может. Но без гарантий в твоём случае. Сходи один, попробуй, что ли.

Он пошёл. И хватило его на целую сотню шагов, прежде чем роща наконец поплыла и сменилась остановкой маршрутки, где он оказался один – и где первым делом врезался в отнюдь не ровный край навеса. Лёсик шарахнулся назад, в сторону: без толку. Команда незнакомых подростков невдалеке только вскользь мазнула по взглядами по человеку, нервно стирающему с рассечённого лба кровь, пара молодящихся полных тёток даже не отвлеклись от разговора. Ули рядом не было.
Кувшин никуда не годился – как и все вещи, предложенные Улей за это лето в качестве волшебных средств. Они не держали его. Бесполезно.
Вместо Веренны ему теперь предстояло ехать домой. Или на день рожденья к Лаксу, где он, кстати, обещался появиться. Это имело значение. В Городе это что-то значило.

Но Веренна, Веренна! Сколько же можно терять…



Tags: гвиннайд и медденайд
Subscribe

  • Кобольд

    Несмотря на все препоны, Кобольд весел, бодр и смел: Кобольд хочет быть драконом - И почти что преуспел! Есть у кобольда гляделки – Видят ночью,…

  • Песнь весеннего равноденствия

    Омрайн - сияющий, радостный, огненосный - Будь ещё один день со мной в поднебесном круге, Рассыпайся буйной весной. После зимнего холода,…

  • Старый год

    Когда готовят место для огня, Сгребается зола из старой печки, А перед тем, как жечь ночные свечки, Досумрачить дают остаткам дня. Когда готовят…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments

  • Кобольд

    Несмотря на все препоны, Кобольд весел, бодр и смел: Кобольд хочет быть драконом - И почти что преуспел! Есть у кобольда гляделки – Видят ночью,…

  • Песнь весеннего равноденствия

    Омрайн - сияющий, радостный, огненосный - Будь ещё один день со мной в поднебесном круге, Рассыпайся буйной весной. После зимнего холода,…

  • Старый год

    Когда готовят место для огня, Сгребается зола из старой печки, А перед тем, как жечь ночные свечки, Досумрачить дают остаткам дня. Когда готовят…