Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Гвиннайд: Тёмная тропа (5)

– Прорвались, – Лёсик всё ещё не остыл, тело не разрядило напряжение и чуть не позвоночником искало, кого бить дальше. А больше некого.
– Да, прошли. Теперь недалеко, – вялым голосом отозвалась Уля, как из обморока.
– Уроды же они, – Лёсик глянул назад, за только что пройденные густые рябиновые заросли, которые теперь встали между ним и гаруртовскими нелюдями, мешая доносить друг до друга своё мнение.
Здесь было и правда темно – настолько, что Уле оказалось проще ухватить Лёсика за руку и повести за собой как слепого, чем дожидаться, пока у него наконец аккомодируются глаза и он начнёт видеть что-то, кроме чёрных ветвей на фоне вечернего осеннего неба. Проступающая постепенно перед глазами тропинка оказалась похожа на насыпную, искусственно приподнятую над сырой топкой местностью, где в канавах по обе стороны от идущих рос высокий пушистый рогоз, отгораживающий от шелестящего холодного леса. Уля, проходя, дотянулась до одного из коричневых початков, провела пальцами. Чуть подумала, затем сорвала стебель и пошла дальше с ним в руках, туда, где дальше вдоль тропинки канавы становились то глубже, то мельче, то блестели водой, то надолго переставали топорщиться своей копьевидной порослью. Руку Лёсика она теперь отпустила.


Там, где лес подошёл к тропе почти вплотную, Уля шла уже откровенно целясь стеблем куда-то в темноту между деревьями. Когда эта темнота шевельнулась, Уля не глядя ткнула в её сторону. Темнота громко, протестующе пискнула и замерла. Лёсик присмотрелся туда, откуда донёсся звук, но ни человека, ни зверя среди листьев не вырисовывалось.
– Крыса? – спросил он Улю.
– Да. Это ко мне, – сказала та. – Тебя будут искать другие, но на тропинку им ходу нет. Просто не сворачивай.
Лёсик оглянулся. За ним не следовало никаких теней, только кусты за канавами мягко кивали красновато-чёрными гроздьями ягод:

«Это девочки боятся мышей, Лёсик. В ночном лесу куда безопаснее, чем в городе».

Это да, вся жизнь убеждала его именно в этом. И парковые городские белки и птицы, привычные к неизбежным людям вокруг и как-то живущие своей звериной жизнью; и редкие, прекрасные выезды за пределы Города, которых было куда меньше, чем стоило, которые были про купания в прогретой вечерней озёрной воде, про хвойный запах берегов, позволяющий продышаться после бензина, про летнюю землянику во рту и на ладонях. Он кивнул кустам: да, и осенние ягоды тоже, и жаль, что не дотянуться. А кусты, в отличие от людей, не собирались ни на кого бросаться. Трёгли – как демоны: чтобы они появились, даже в самой тёмной ночи и в самом диком лесу, нужен человек.

«У тебя белое пёрышко с собой? С собой. Вот и следи, на ком здесь появится мишень».

Лёсик повернулся обратно к Уле: нет, не на ней. Уля шла себе вперёд тяжеловатой походкой… кажется, она набрала вес за эти лето и осень.
– Дрег – идиот, – пробормотал Лёсик.
– Идиот, – согласилась Уля. – Всё, что может здесь к нам из лесу выйти, действительно прогоняется одной веточкой. И никаких дымовых войн, никаких фионтских похитителей, никаких внезапных отворотов в болота. Эти отвороты ещё кому-то сперва специально протоптать надо, причём отнюдь не крысе. И то зарастут.
Лёсик кивнул. Отобьёмся. Когда-то он вытаскивал Ряну из щупалец морского чудища, не в пример местным крысам, и не важно, что из оружия у него не было даже камышинки – он стал тогда оружием сам. Здесь не Город, здесь Веренна; здесь Гвиннайд всегда найдёт руку, которой он нужен. Он шёл и улыбался, лёгкий, как перо ангела.

Тут сзади донесся одиночный кошачий мяв. Лёсик снова обернулся, вглядываясь в ночь.
– А вот это уже то, что за тобой, – Уля коротко обернулась, окинула взглядом его лицо и только мотнула головой: мол, дальше пошли, живо. Лёсик поволокся было за ней, но замер, услышав следующее «мяу», безошибочно знакомое. Дыхание кончилось и отказалось возвращаться, он обернулся и стал вглядываться в ночь. Ни людей, ни собак не видно, но это вовсе не значит, что их там нет. Уля права, да: за ним идут. Здесь есть не только крысы… и кошка, которой больше нет в Городе и которая осталась в Веренне, прекрасно видит их и слышит. Они ведь и за ней тоже, в Городе они её уже нашли.
– Трёгли, – Уля покачала головой и показала вперёд. – Видишь, просвет уже? Там выход, мы добрались.
Гвиннайд посмотрел вперёд. Да, просвет. Там был мир, где Мруша уже погибла. Там не приходят на помощь тем, кто зовёт из темноты. Туда не смогут сами выбраться те, кто потерялся.
– Я сейчас, – коротко сказал он, пробежал назад и перепрыгнул через канаву, с тропы и в лес. Туда, откуда донеслось последнее «мяу!».

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/273770.html. Please comment there using OpenID.
Tags: гвиннайд и медденайд
Subscribe

  • Из культурного кода

    ...По следам недавних разговоров других местах. .... По "Кольцу Тьмы" Перумова и "Чёрной книге Арды" Васильевой и Некрасовой сразу и хорошо видно,…

  • Фантастика для конца года

    Кончается 2020-ый. Никогда не любила итоги года подводить (и не подводила обычно). А в этот раз вообще клинит на мысли, что будут думать про 2020…

  • Свечи на окнах

    Вчера удалось-таки впервые за зиму походить по снегу. Подальше от центра города. Потому что в центре так и не лёг толком. Рассказала ещё немного на…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

  • Из культурного кода

    ...По следам недавних разговоров других местах. .... По "Кольцу Тьмы" Перумова и "Чёрной книге Арды" Васильевой и Некрасовой сразу и хорошо видно,…

  • Фантастика для конца года

    Кончается 2020-ый. Никогда не любила итоги года подводить (и не подводила обычно). А в этот раз вообще клинит на мысли, что будут думать про 2020…

  • Свечи на окнах

    Вчера удалось-таки впервые за зиму походить по снегу. Подальше от центра города. Потому что в центре так и не лёг толком. Рассказала ещё немного на…