Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Медденайд: Война для одного (4)

На Тёмную тропу Таша в этот раз вышла с собственными поделками из фольги – в магазинах искать нужное было долго и бессмысленно. Поставила вереннский фонарик на землю, огляделась. Деревья и кусты шебуршали, бормотали что-то трёгльское, но в освещённый круг никто из лесу не выходил. Таша потопталась на месте:
– Есть кто? – позвала она.
В лесу в отдалении гавкнули. Басовито так, вполне знакомым Таше тембром.
– Гав! – отозвалась она вслух.
В лесу кто-то захрустел ветками – сначала кто-то один, потом множество то ли ног, то ли лап, и подгоняли их чьи-то басовитые порыкивания. Таша выпучила глаза: пёс – точнее, псы, может быть и все трое – гнали кого-то на неё. Эти кто-то гнаться не хотели, хотели они прятаться в ночи, шарахались от круга света до последнего – но их выдавили наконец туда, где Таша могла рассмотреть приходящих: почти людей, только мелких, тощих каких-то и заморённых, неодетых, сутулых и поджатых. На саму тропинку их собаки выжимать не стали, предоставив Таше вести беседу как есть.
– С Новым Годом, – обратилась она.

На неё посмотрели молча. «Либо показываются, либо говорят, но не одновременно».
– Я вам принесла кое-что. От Зимней Старухи.
Собеседники её шарахнулись так, словно подарки Зимней Старухи им нравились ещё меньше порыкивающих сзади псов. Забились в темноту, подальше, уплотнившись в одно многоголовое дрожащее существо.

Таша вытащила монетку-медальку из фольги. Посмотрела на неё. Первой вытащилась та, что с вороном. Значит, будет первой.
– Это вы говорили, что я тут умная и что я знаю, как вам помочь?
То, что не удавалось расслышать раньше, сложилось теперь – сквозь ночные шорохи и неровное перетаптывание там, среди деревьев.
– А я не знаю… Нате, держите, будете сами знать.
Протянула подарок на ладони, но за ним не подошли. Помедлив, она просто бросила её вперёд, в темноту. Не разобьётся и не попортится. Пригладила рукой волосы, потрогала лоб, что-то проверяя. Сунула руку в карман за второй монеткой. С лирой, которую Таша выбила-таки на фольге после трёх неудачных попыток сделать достоверное пианино.

«Как же уместно, что все эти монетки такие очевидно фальшивые».

– Про таланты, кажется, говорили не вы… но всё равно держите. Раз это так круто, то вам тоже пригодится.
Вторая медалька отправилась в темноту вслед за первой, не вызвав там особого оживления.
Таша потянулась за третьей. Корона.
– И это возьмите, – Медденайд вдруг напрочь забыл, что собирался к этому сказать. – Тоже вам.
Монетка полетела вперёд, блестя яркой новогодней фольгой.
Как Таша исхитрилась задеть ногой собственный фонарик и опрокинуть, то осталось за кадром; но она ещё только наклонялась подхватить его на ощупь, во внезапной темноте после погасшей свечки – а стоявшие в лесу рванулись вперёд. Не к Таше, нет, хотя она и сжалась, припав к земле – к своему последнему подарку, к фольговой короне, которая отчего-то была важнее и человека на тропе, и красноглазых псов за спиной. Кто и как ухватил трофей, Таше было не разглядеть – но он ринулся тут же прочь, куда-то вдоль тропы, назад, в сторону погасших кострищ, болота и виноградника фионтов. К тому времени, как Таша зажгла огонь обратно, высматривать вокруг было некого – кроме псов, выбравшихся теперь наверх, на тропинку, и бестолково дымивших слегка приоткрытыми пастями.
– Что ж я им такое подарила-то? – спросила псов Таша.
Села на землю, благо подгибающиеся лапки всё равно никуда не торопились. А что, можно ведь и правда не рисовать никаких трёглей; здесь ведь есть столько всего живого, можно початок рогозовый нарисовать, например; или вон ту гроздь ягод, или собаку, положившую голову на лапы и жмурящуюся после лесной беготни.

– Мне же идти надо. К Энван.
Ни собаки, ни ноги на эту фразу не оживились. Только кулон на ташиной шее кольнул, и она пробормотала:
– Главное – дать стимул бегать, а там дохлая лошадь встанет?
Ближайший пёс резко вздёрнулся, вскочил, вытянул хвост и шею, вперился глазами в Ташу: ты же у нас говорящая! Человек! Давай, отвечай уже!
Таша только ссутулилась.
– Да... Сколько раз я так вставала, это же рехнуться можно.
Собака наклонила голову набок. Таша легла на тропинку вся, на землю, морщась от дурноты и усталости; тепло здесь, самое место прилечь уже наконец, ей в последний раз так спать хотелось, когда она впервые вывалилась в Веренну и ночевала в камере…
Очень горячий и болезненно-сухой собачий нос ткнулся ей в шею.
– Не надо меня есть, – пробормотала она.
Жаркий и такой же сухой язык лизнул её. Есть не стал. Повешенное на стенку ружьё всё не стреляло и не стреляло.
Так Таша так лежала ещё долго-долго, и ни Тёмная Тропа, ни Разбитый Дом, ни Энван никуда от неё не убегали.

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/280003.html. Please comment there using OpenID.
Tags: гвиннайд и медденайд
Subscribe

  • Истории о золоте и огне: моя книга

    Я собрала-таки под одну обложку те сказки ракров, что не попали в первый сборник; добавила туда же истории про Рёки из птичьего гнезда, добывшего…

  • Красивости жизни

    В магнитную бурю, когда голова тупиииит над застрявшим в ней текстом, можно сидеть и втыкать: Найдено у iretis P.S. А ещё я обзавелась…

  • С равноденствием всех :)

    Редчайший случай - сезонное гадательное в этом журнале :) Дары Остары P.S. У меня есть с некоторых пор привычка по мере смены сезонов…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Истории о золоте и огне: моя книга

    Я собрала-таки под одну обложку те сказки ракров, что не попали в первый сборник; добавила туда же истории про Рёки из птичьего гнезда, добывшего…

  • Красивости жизни

    В магнитную бурю, когда голова тупиииит над застрявшим в ней текстом, можно сидеть и втыкать: Найдено у iretis P.S. А ещё я обзавелась…

  • С равноденствием всех :)

    Редчайший случай - сезонное гадательное в этом журнале :) Дары Остары P.S. У меня есть с некоторых пор привычка по мере смены сезонов…