Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Category:

В продолжение больничной темы.

Под катом житейская зарисовка. В ней будут сразу две вещи, которые вы можете захотеть развидеть: физиологические детали, способные вызвать отвращение, и внезапная отсылка к текущей Олимпиаде, способная вызвать практически что угодно. Возможно, вы не очень захотите заглядывать под кат.


Представьте себе бабушку с букетом хронических болезней, попавшую в больницу по скорой да на срочную операцию. Вот лежит она в палате с желчеотводной конструкцией, торчащей из бока, ждёт, когда ей следующую операцию делать будут. А врачи не торопятся, потому что бабушка вся не очень крепка и бодра: дожидаются они, когда ей получшает. И все, от врачей до соседей по палате, убеждают бабушку потихоньку вставать уже, или садиться хотя бы, а лучше ходить, ну хотя бы до туалета. Потому что от лежания мышцы уходят в ноль, да и внутренним органам тоже хорошо не бывает. А ей ещё следующую операцию. Учитывая, что бабушке ещё и каждый день приходится платить сиделке за уход, стимулов встать у неё масса. Она соглашается, что хотела бы не лежать, иногда ненадолго садится… и вообще не пытается вставать. Или хотя бы самостоятельно искать свои потерянные очки, или есть сидя. Совсем. Говорит, что не может - и не предпринимает никаких попыток.
Ну ладно, отмечает наблюдатель. Действительно, может человеку и правда настолько плохо.

Затем наблюдатель отмечает ещё один слой: как только заходит речь о том, что надо бы попробовать воспользоваться устройством-ходулькой, или почаще садиться, или вообще самой делать что-либо - бабушке вскорости хужеет. По-разному хужеет. То жаловаться она на сердце начинает (приходят врачи, проверяют сердце, ничего не находят). То обнаружит бабушка, что кал у неё в памперсе чёрный, ну то есть вообще чОрный, и про это она ещё сутки рассказывает всему персоналу и всем родственникам по телефону. Приходят врачи, смотрят - всё нормально. И так далее. Ага, начинает строить гипотезы наблюдатель - а не боится ли бабушка? Если ей хуже каждый раз, когда возникает перспектива попытаться самой о себе позаботиться, вместо того чтобы дожидаться человека, который памперс поменяет - так это беспомощность может быть уже другого уровня. Когда остаться лежачим - это шанс получать заботу и опёку, надёжную и плотную.

А потом наблюдатель начинает собирать случаи, когда бабушка говорит о чём-либо, кроме собственного состояния. Благо, случаев не так много. Например, она может рассказывать о том, что было в палате ночью. Что вот мол, сначала ночью девушку с той койки увезли, а «потом привезли, но другую. И они ещё так говорили между собой, и про неё, и про ужин. А я поняла, что я им мешаю. У них какие-то свои разборки. Вот поменяли девушку, на очень похожую, но другую. Вот вы смеётесь, а когда стрелять начнут, что делать будете?».
Оппаньки, думает наблюдатель, спешно задвигая ногой в угол скороспелый диагноз «паранойя». Он, предположим, в той же палате был и ночные разъезды каталок прекрасно слышал, так что сомнений в факте привоза новой пациентки у него нет. А вот всё остальное... интересная картина мира у бабушки получается, при которой кругом враги, которые замышляют, и санитары с огнестрелом за пазухой. А бабушка лежит, и она начеку.

Ещё бабушка с интересом слушала по радио новости об Олимпиаде, иногда их комментируя. В частности, про Плющенко, «который так плохо со всеми поступил». Неоднократно, сильно больше раза повторяла бабушка этот пассаж про Плющенко, который не стал добывать положенное золото, и всех таким образом подвёл.

...Знаете, для меня как для наблюдателя эти речи стали практически апофеозом всех разговоров вокруг случившегося на катке. Потому что именно существо, которое само себе не собирается менять памперсы, а правдами и неправдами настаивает на том, чтобы за ним ухаживали, дольше и упорнее всех возмущалось, что человек с травмированным позвоночником не стал убиваться, чтобы сделать красиво «для всех». Сопоставить своё поведение в больнице и информацию про два пластиковых позвонка у фигуриста - нет, ей никак. И вот это уже ни на какую паранойю и ни на какие старческие деменции не спишешь: это скорее уже профессиональный больной, профессиональный слабый, право и суть действий которого - вовремя предъявить свою слабость, чтобы санитарка поменяла ему памперс, а фигурист - повысил гордость за страну. У него, у слабого, потребность в этой гордости, вот он эту потребность и предъявляет, чтобы ему её обеспечили. Другие.

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/322534.html. Please comment there using OpenID.
Tags: край непуганных идиотов
Subscribe

  • Пишущим людям на заметку

    Подставная это идея - делать черновики гениальностей, пришедших в голову в тот момент, когда у вас температура плюс тридцать восемь и приступ…

  • Насчёт особенно важных имхов

    Без ссылок на конкретные недавние сетевые полемики. Благо мысль простая и старая, как каменный топор. Если человек очень упорно гоняется за другими…

  • В двух словах

    На граблях человек потому учится так плохо и медленно, что бьют грабли по лбу - а решения-то он принимает вовсе и не лбом.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • Пишущим людям на заметку

    Подставная это идея - делать черновики гениальностей, пришедших в голову в тот момент, когда у вас температура плюс тридцать восемь и приступ…

  • Насчёт особенно важных имхов

    Без ссылок на конкретные недавние сетевые полемики. Благо мысль простая и старая, как каменный топор. Если человек очень упорно гоняется за другими…

  • В двух словах

    На граблях человек потому учится так плохо и медленно, что бьют грабли по лбу - а решения-то он принимает вовсе и не лбом.