Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Буря по вызову

- Вы джаннский амулет власти для себя ищете? Или под чей-то заказ?

Не то, чтоб Дин Орракас совсем не ждал этого вопроса. Просто он ждал, что полюбопытствует в конце концов метеомаг, а не доставшийся им двоим вместе с буером третий спутник: альв, у которого прямо поверх меховой парки на груди был закреплён солнечный диск, на манер шаманских рабочих амулетов; узор на его положенном вдоль буера охотничьем луке крайне напоминал этот же самый диск. Дин Орракас отметил и запомнил. Солнечная магия равно могла пригодиться и против снежных джаннов, и против нежити.


- Для себя, - кратко ответил он.
- Эти амулеты, - задумчиво сказал солнечный охотник, - иногда ещё называют «сердцами джаннов». Вам нужно управление джаннами или именно сердце?
- Именно сердце, - подтвердил Дин Орракас. Ветер, до сих пор уверенно гнавший буер, выдал резкий боковой порыв. Южанин покосился на метеомага. Похоже, что на работу последнего может резко повлиять не только шецайский порошок.
- А сейчас с каким ходите? - продолжил спрашивать солнечный охотник.
Дин Орракас выдержал паузу куда более долгую, чем вместилась бы в непринуждённый разговор. Затем всё-таки ответил:
- Хрустального дракона. Полная ерунда оказалась… череп на жезле довольно быстро стал меня замечать снова. Стихийные лучше работают.
- Он вас именно по сердцу ищет?
- Он всех так ищет. Если поменять сердце, можно хоть из Могилы Предателей выбраться. Но временно.

Солнечный охотник только кивнул. Разговор заглох; холодный ветер над буером совершенно не располагал к лишнему открыванию рта. Они миновали пригороды; миновали пасущиеся вдалеке стада оленей; миновали одинокий снежный купол, о котором Дин Орракас так и не стал расспрашивать; проводили взглядом встречный буер, шедший им навстречу, только в километре в сторону примерно, с совершенно негрузовой скоростью («курьерский», прокомментировал солнечный охотник), свернули к холмам, на восточной стороне которых снова виднелись какие-постройки, обошли эти холмы с запада. Метеомаг так и молчал до того самого момента, как остановил буер в распадке, сложил парус, отправил обоих спутников разминаться, сам снял с буера и воткнул в снег в десятке шагов друг от друга два шеста, увенчанных собранными в косы длинными пучками чёрных ниток. Затем захрустел по снегу дальше, обходя место широким кругом, словно делал невидимую разметку.

-Это будут границы бури? – уточнил Дин Орракас.
- Да. Джаннам хватит не только пролезть, но и развернуться как следует. При этом ни вам, ни нам не придётся потом их ловить по всей округе. Плюс маленькую зону мне потом гасить проще. Пока я запускаю процесс, стойте подальше, лучше вон там. Дуть будет на юг, по распадку в сторону побережья. Мы вдвоём сразу после открытия перейдём на тыльную сторону, причём я прикроюсь, чтобы джанны нас там не очень замечали. Если появятся и обратят внимание, то скорее всего именно на вас, имейте в виду.
Дин Орракас взял свою сумку с вещами, пошарил внутри, убедился, что нечто нужное ему лежит достаточно близко, надел, плотно пристегнул, отправился туда, где предложил ему ждать метеомаг. Солнечный охотник, посматривавший на него всё это время, в свою очередь подошёл к вещам на буере, чуть развернул последний, переложил оставшиеся сумки и стал натягивать над ними диагонально тент с той стороны, где метеомаг расставил шесты. Последний, закончив подготовку, не сразу начал работу, а подошёл сперва к буеру - подержать руки у походной грелки. Спросил:
- Зачем? В эту сторону ничего не полетит.
- Прекрасно, - ответил его спутник. И продолжил крепить тент.

Дин Орракас ждал, не топчась и не пытаясь греться, только иногда смахивая снег с оторочки капюшона. Ждал, пока Сетерин Тиаскель начнёт поднимать позёмку и делать из неё свёрнутую в кольцо метель, в которой встретятся киэлесткинский конец ноября и бессезонный мир снежных джаннов; ждал, вглядываясь сквозь летящий по ветру белый рой, не проявятся ли человекообразные фигуры - из снега, из крупинок льда, обманчиво похожие на говорящих существ, но в ответ на слова бросающие лишь острые ледяные лезвия.
Он дождался. Пустил в первого из джаннов огненную стрелку, промахнулся - стрелять при таком ветре в любом случае было издевательством - но привлёк к себе столько внимания, столько вообще было у привлечённых бурей танцоров стихий. Метеомаг и солнечный охотник молча смотрели, как Дин Орракас выжигает приближающихся: заготовку «огненного веера» он наложил прямо на свой меч, и каждое движение было прекрасно видно даже сквозь метель. Первый джанн, второй джанн… четвёртый. Всё? Мало.Точнее, не то.

Дин Орракас приблизился к почти невидимым среди снега шестам. Метеомаг забеспокоился:
- Что вы делаете? - видно было плохо, но, судя по всему, сделать заказчик бури ещё ничего не успел. – Что у вас при себе? - уточнил Сетерин.
Вместо ответа Дин Орракас сунул руку в сумку и достал заботливо положенное на самый верх. Кинул в слепое окно бури; метеомаг ахнул и схватился за голову так, словно громовой камень шарахнул внутри его собственной головы, а не впереди. Его спутник тотчас выдвинулся вперёд, но прикрывать мага было не от чего, кроме снега, который теперь с порывами ветра стал долетать и до стоявших вне огороженной зоны.
- Закрываю! - рявкнул метеомаг.

Что бы он ни делал, метель после этого не свернулась и не затихла. Дин Орракас молчал и всё ещё вглядывался в пространство между шестами, но никаких фигур покрупнее обычных джаннов оттуда так и не появилось. После брошенного громового камня южанин лишь на мгновение ощутил перед собой не маленькую дверь в сердце зимы, а широкие врата, через которые старшие джанны могли бы явиться хоть на колесницах шеренгой по пять… но не явились. Между тем врата стали закрываться снова, и Дин Орракас, упираясь против ветра, подошёл к ним вплотную. А потом сделал ещё пару шагов вперёд.

- Всё-таки рассыпающийся, - невнятно прокомментировал солнечный охотник. Метеомагу было не до разговоров: то, что он открыл, он же и захлопнул, но свернуть в точку разорванный круг, теперь стремящийся белой гигантской змеёй прочь из распадка, Сетерин не мог. Зацепив идущий поток - благо близко, он прикинул, держа в голове карту - куда направляется, где погаснет? По прямой из распадка ветру дорога в сторону Берестины, это очень-очень плохо, там у них олени и почти всегда альвы в поле, далеко от укрытий…
Он чуть развернул неостановимый, но слегка направляемый фронт, отправляя его подальше от жилья, в сторону полигона - вот уж где никакого случайного народу не вертится. А за полигоном вскорости Совиный Сейд и дальше - скалы, о которые буря разобьётся.

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/348595.html. Please comment there using OpenID.
Tags: киэлесткин
Subscribe

  • Истории о золоте и огне: моя книга

    Я собрала-таки под одну обложку те сказки ракров, что не попали в первый сборник; добавила туда же истории про Рёки из птичьего гнезда, добывшего…

  • Красивости жизни

    В магнитную бурю, когда голова тупиииит над застрявшим в ней текстом, можно сидеть и втыкать: Найдено у iretis P.S. А ещё я обзавелась…

  • С равноденствием всех :)

    Редчайший случай - сезонное гадательное в этом журнале :) Дары Остары P.S. У меня есть с некоторых пор привычка по мере смены сезонов…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments

  • Истории о золоте и огне: моя книга

    Я собрала-таки под одну обложку те сказки ракров, что не попали в первый сборник; добавила туда же истории про Рёки из птичьего гнезда, добывшего…

  • Красивости жизни

    В магнитную бурю, когда голова тупиииит над застрявшим в ней текстом, можно сидеть и втыкать: Найдено у iretis P.S. А ещё я обзавелась…

  • С равноденствием всех :)

    Редчайший случай - сезонное гадательное в этом журнале :) Дары Остары P.S. У меня есть с некоторых пор привычка по мере смены сезонов…