Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Category:

Архетипы, времена и нравы

Если бы структура сказки зависела только от территории и этнической принадлежности сказконосных голов, о чём говорилось в конце предыдущего поста, это было бы ещё полбеды. Но сказки же ещё и со временем меняются. Этот факт может быть неприятным открытием для тех, кто надеется видеть в сказке прямо так сразу мудрость тысячелетий, в неизменном виде волшебным образом дошедшую. К сожалению, как только мы получаем возможность посравнивать одни и те же сказки, записанные в разное время, мы довольно быстро видим, что «всё не так было» и что текст меняется раз в сто лет минимум, если не чаще. Хотя, казалось бы, сказка ну почти та же самая.

Берём, например, «Песнь о Вёлунде» - записана в XIII веке, создана неизвестно насколько раньше. В её начале Вёлунд и два его брата встречают на берегу озера трёх дев-валькирий в одеждах-лебединых перьях. Дальше буквально в двух строфах описывается, как девы «обняли» каждая своего избранника и дальнейший восьмилетний их брак; на девятый год они улетают участвовать в битвах, два брата отправляются их искать, а Вёлунд остаётся дома... на этом «романтическая» сказка про него кончается: он переходит к следующему, если считать по спирали, сюжету - к истории о творце.

Далее берём сказку Музеуса «Украденное покрывало», это середина XVIII века. В ней мы обнаруживаем, что вовсе даже не кузнец, а дезертир, переодевшийся в монаха, и не «рукой шею обвила», а он украл её лебединые одежды, лишив возможности превращаться и заставив таким образом выйти за него замуж; потом она нашла свои перья и от него улетела, но главгерой отыскал её, убедил маму её ему вернуть - и они снова стали жить вместе, потому что великая любовь же, она всё спишет.

Потом мы заглядываем в сказку «Барабанщик» братьев Гримм (начало XIX века) и обнаруживаем, что не дезертир, а барабанщик, и не насовсем украл лебединую одёжку, а вернул, но только добившись сначала рассказа о том, как злой колдун превратил деву в лебедь и как её расколдовывать. После чего идёт и расколдовывает её: вроде как получается, что он её облагодетельствовал и спас от лебединого облика, а не то, что вы подумали.

А чуть позже в том же веке появляется балет, где уже не барабанщик, а прекрасный принц, и он тоже берётся расколдовывать деву-лебедь, давая ей клятвы в вечной любви, но как-то не очень успешно. И потом в течение ХХ века ещё несколько раз эту сказку переписывали: даёшь хороший конец! Нет, верните плохой! А может, всё-таки великая любовь победит и они поженятся? Да нет, они все умрут…

Архетип главного героя во всех историях - один и тот же, любовник-романтик; архетипическая задача у него та же - простроить личные отношения с партнёршей. Основной сказочный мотив про деву-лебедь со сброшенными перьями на берегу, которая непременно попытается улететь снова (именно такие устойчиво повторяющиеся картинки собирают и классифицируют фольклористы) - тот же. А вот всё остальное отражает времена и нравы, с бытовыми деталями самого немифологического характера. Смотрите:

1) Меняются действия главгероя по отношению к героине (одно дело - познакомиться и начать обниматься, другое дело – стырить одёжку и принудить к браку, третье дело - наговорить обещаний и увлечься другой)
2) Меняются результаты действий главгероя (жили недолго, но счастливо; снова встретились, жили долго и с великой любовью; умерли в один раунд), и перед ними сказка может вставлять или не вставлять всевозможных deus ex machina - то есть приёмы, позволяющие рассказчику нарисовать желаемый результат там, где по предыдущему тренду развития событий явно должно было получиться нечто другое
3) Меняется поведение остальных персонажей, сюжетно комплектных главному герою (что сделает лебедь - попытается сбежать или попросит расколдовать?)
4) Меняются социальные статусы персонажей (кузнец, солдат, принц, в куче других старых версий сказок ещё охотник бывает; а вот сама лебедь - устойчиво дочь конунга, принцесса, царевна и так далее)
5) Меняется куча мелких бытовых деталей (девы пряли лён или купались, главгерой был один или в компании, и так далее).

Изменения в первых трёх пунктах, в частности, предполагают, что сказка может в любой момент быть переделана так, чтобы зациклить в ней персонажа и не дать ему добраться до результата и перейти в следующий сюжет. Это не просто «плохой конец», провал, который и в архаичной сказке вполне возможен, это любимый тренд нового и новейшего времени: или подменять герою задачу так, чтобы она была в принципе нерешаемой, или корректировать герою его способы действия так, чтобы с этим изменённым набором он в принципе не мог дойти сказку до финала (особенно красиво выглядят сказки, где к таким наборам действий ещё и гвоздями прибивается счастливый конец) - когда он, например, отказывается от результата, как у андерсеновского «Свинопаса», или повреждает то/тех, кого пытается присвоить или сберечь (кража лебединых одёжек, сожжение лягушачьей шкурки); торопливо тратит свежедобытые сокровища; возвращается домой после успешного прихода и освоения новых волшебных краёв; сходит с катушек в момент получения власти, с резкой сменой ценностей и приоритетов… короче, современная сказка чрезвычайно изобретательна в описаниях того, как застрять в жизненной задаче и оказаться неспособным развиваться. Здесь же лежат корни широкой известности сказочных, особенно «реалистичных» в жанровом смысле слова, историй о людях, не просто не способных решать жизненные задачи, а психиатрически неадекватных (будь то персонажи Достоевского или Зюскинда).

Когда мы говорим о сказках современных (хоть фильмах, хоть аниме, хоть литературе, включая школьную классическую), нам приходится очень внимательно фильтровать их на тему валидности схем, проверяя как на наличие всех элементов (начальная ситуация, действия, конечная ситуация), так и на связность и корректность стыка этих элементов (действительно ли действия героя приводят к такой концовке, или концовка эта обеспечена методом deus ex machina - и реально маскирует провальную схему?). И уж тем более персонажам с теми же функциями может быть назначена другая ОЦЕНКА их действий, если они являются второстепенными участниками чужого сюжета, им могут быть приписаны нехарактерные для их архетипов смыслы и цели - после чего, например, искатель волшебных сокровищ назначается главзлодеем истории, а партизан-одиночка - партнёром для романтической героини. И вынимайте потом из под слоя назначенных извне мотивов, чем и зачем же эти персонажи занимаются.

Так вот. Начиная со следующего поста, я буду рассказывать про конкретные архетипы и выбирать для иллюстраций те сказки, где архетип и его задача показаны полностью, с началом, действиями и концовкой, причём такой, которая позволяет сделать штатный переход к следующей задаче. И где герой, по возможности, не переключается в течение сказки на другие архетипы - ну, или я иногда буду указывать, от какого места до какого я сказку разбираю, и где у неё «промежуточный» конец.

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/354331.html. Please comment there using OpenID.
Tags: 3 кг яблок от гесперид
Subscribe

  • Keeping the Game Fun

    Про слово fun и трудности с ним уже начался разговор в комментариях к предыдущему посту. Fun – он всякий бывает, и одно дело - переводить тот fun,…

  • "That's gonna be interesting"

    Винт поменяла, систему переставила, потихоньку довожу комп до жизнепригодной конфигурации. Выложу пока пару переводческих заметок. Есть по-английски…

  • Ллуиног с Лисьей Горки, часть 13

    Я не умер, я пишу продолжение. Про приключения Ллуинога, Синри и Таль. И про вышедших им в день возвращения навстречу Браудгласа с Браудкинтафом... и…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

  • Keeping the Game Fun

    Про слово fun и трудности с ним уже начался разговор в комментариях к предыдущему посту. Fun – он всякий бывает, и одно дело - переводить тот fun,…

  • "That's gonna be interesting"

    Винт поменяла, систему переставила, потихоньку довожу комп до жизнепригодной конфигурации. Выложу пока пару переводческих заметок. Есть по-английски…

  • Ллуиног с Лисьей Горки, часть 13

    Я не умер, я пишу продолжение. Про приключения Ллуинога, Синри и Таль. И про вышедших им в день возвращения навстречу Браудгласа с Браудкинтафом... и…