Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Занимательная этнопрактика (8)

- Что делать с тем, что распознано как опасное? – спрашивала Скульд Мешлу на следующий день. Расспрашивать, где та шаталась вчера и как потом разбиралась с родственниками, Скульд не стала.
- Поместить в ящик, - альва показала на чёрную коробку, и Скульд ни капли не удивилась, обнаружив на крышке и сторонах выжженные знакомые плетёнки с петлями. – Обязательно приложить записку, что именно странного ты обнаружила и что успела с предметом сделать.
- Хорошо, - Скульд оглядела складское помещение. - У вас чёрное зеркало есть?
- Есть, конечно, но это для совсем плохих случаев.
- Покажите, пожалуйста, где оно лежит.


Мешла указала на ящик, и Скульд достала оттуда завёрнутый в несколько слоёв плотной ткани чёрный прямоугольник. Аккуратно его распаковала, рассмотрела, дождалась, когда альва отвернётся, взяла сквозь ткань зеркало за угол и подошла с ним к Мешле, ненавязчиво подсунув ей другой край совсем под руку:
- Вот, держите.
Мешла сомкнула пальцы не глядя. Ощутив холодную гладкую поверхность, замерла, убрала руку, обернулась к Скульд:
- Это вообще что было?!
- А когда вы в «Ста клубах» спрятали в себе снежного гостя, сделав вид, что его уничтожили, - это что было? - ответила Скульд вопросом на вопрос.

Угадала она или нет с зеркалом? Кто ей сейчас ответит - Мешла или некто другой?

Случился третий вариант: Мешла, покачиваясь, дошла до покрытого мехом сиденья, упала на него и прикрыла глаза. Когда она их открыла обратно, она просто спросила:
- Если вы это видели, почему промолчали тогда?
Лицо угнурийки обмякло, скрытое напряжение её отпустило не так резко, как только что Мешлу, словившую разом усталость за все несколько последних дней. Но всё равно получилось заметно.
- Я думала, что вы знаете, что делаете.
- Ой…
- И Морран ничего не заметил, хотя видел вас вблизи.
- Моррану уже несколько месяцев совершенно не нравится, как я выгляжу, - призналась Мешла. – Он мог не счесть разницу значительной.
Скульд только поморщилась. Мешла посмотрела на неё, стоявшую почти прижавшись к стенке, спросила:
- Вы собираетесь что-то с этим делать?
- Ещё не знаю, - призналась та. – Но если мне теперь по работе надо будет перебирать проблемные предметы, появляющиеся в Доме, то находящийся рядом в первое время одержимый генератор ошибок в качестве инструктора мне, наверное, будет не очень удобен.
- Это не одержимость, - вздохнула Мешла. – Но сидеть рядом с вами здесь я и вправду не буду.

Скульд молчала. Мешла задумчиво пробормотала:
- Интересно, из чьей лаборатории вы такая сбежали…
Угнурийка напрягла плечи:
- Вы хотите подробностей про наринскую группу?
- Не столько про неё даже. Мне интересно, почему вам так неудобно в вашем «семейном» лилейном шарфе и почему вы так упорно жмётесь в уголок, не занимая никакого места в комнате. Не только главного и аристократического, а даже гостевого.
- И какие же у вас для этого есть объяснения?
- Хм… Диассель сразу сказал, что больше всего вы похожи на сбежавшую рабыню, но, я думаю, он не вполне точен. В Угнурии и даже Гнорике рабовладения нет, и вряд ли вы на самом деле из других краёв. Да и где бы рабыня набралась знаний о магии достаточно, чтобы выдать себя за профессионала, но при этом так слабо ориентироваться в деньгах и так неуверенно передвигаться по дому и городу?

Она сделала паузу, но Скульд подчёркнуто ждала продолжения.
- Так что скорее мой вопрос будет такой: а КЕМ вы были в наринской группе? В той самой, которая занималась разработками в области изменения физических и психических способностей человека, как вы сказали. Которая состояла при этом как минимум частично из альвов, говорящих на прекрасно освоенном вами диалекте, похожем скорее на старый кэарбеннарский; которая работала в Угнурии и совершенно не имела контактов с кем-либо из местных альвов. Из этой группы вы вынесли привычку поддерживать на себе очень странную самодельную, формально - вроде бы не защитную и не медицинского назначения чару. Возможно, конечно, вы в этой группе были практикантом, делали техническую работу. А возможно, кем-то другим?

Скульд открыла рот, потом закрыла, так и не сумев ответить.
- Слово, которое вы не произносите - это «подопытный», да?
- Это никогда так не называлось, - ответила Скульд. - Это называлось «первые люди, которые наконец реконструируют старые каэрбеннарские техники» и «будущая интеллектуальная и магическая элита страны».
- А по факту?
- А по факту – подопытные, мотивированные как можно дольше изображать, что эксперимент удачен.

Две чудовищных зверюшки смотрели друг на друга через рабочий стол. Альва, которая могла спрятать в себе нежить без значительных изменений в ауре, дабы избежать объяснений, почему эта нежить так важна и почему её надо заботливо скрывать. И человек, с неведомо как изменённым сознанием и организмом, зачем-то сам на себе поддерживающий «глаз вечности» и убежавший за синее море от тех, кто точно мог знать, зачем.
Два монстра, друг для друга оказавшиеся не курьёзными этнопрактическими диковинками, в самый раз для обсуждения в клубе, а мрачной недоброй магией, сидящей с ними в одной комнате. С которой предстояло как-то теперь рядом жить, и разговаривать, и договариваться.



И это конец третьей истории про Киэлесткин, которая может выглядеть несколько недоговорённой без истории четвёртой и, возможно, даже пятой, но которая подождёт своего продолжения до следующего года. Благо тот уже недалече.

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/361295.html. Please comment there using OpenID.
Tags: киэлесткин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments