Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Category:

Дэнжи и дети, часть 4

Первое, о темах и антураже игры для детей 6-9 лет


(Текст на картинке: слева - "Ура, наконец расслаблюсь, какие тут няшные зверики!". Справа - "Ура, наконец-то отфигачу демонов!".)


Когда дети играют без вас, они выбирают игру в те темы и события, которые уже видели вживую или на экране, либо про которые читали. Особо подходящие для игры события:
1) те, что содержат знакомые, простые, понятные, драматичные действия. Если их нет возможности проделать в жизни (бегать и кидать мячиком, например), а всё происходит за столом, то действия должны передаваться короткими и сильными словесными формулировками. Убить, отнять, столкнуть в речку, взорвать, поджечь, стащить, поймать, убежать и спрятаться, найти и добыть.
2) те, что вызвали сильные эмоции либо у самого ребёнка, либо у наблюдаемого им взрослого. Помните, как в три года он из вас эти эмоции приходил получать? В 7-9 это не менее важно, только возможности сбора информации и наблюдения за разными взрослыми у него теперь шире. Телевизор, кино, школа, вообще всё вокруг.

P.S. Сильные отрицательные эмоции добыть проще сильных положительных, они лучше привлекают внимание. Это верно не только для детей :). Но рассказы-страшилки - будь то «летающая красная рука», «маленький мальчик по крыше гулял» или современные байки из интернета - примета этого возраста.

Оба пункта равно важны.

Поэтому дочками-матерями и построением городов с ездящими по ним машинками игра никогда не ограничивается. Игра в магазин или в электричку (с объявлением остановок и входом выходом пассfжиров) вполне может пойти сама, без всякой подачи взрослых, но быстро наскучит, если ребёнку больше пяти лет. Пока мы в Питере играли в мушкетёров и Шерлока Холмса, моя бывшая коллега из Тувы играла в Ходжу Насреддина. Причём она потом была уверена, что все дети вообще играли когда-то в Ходжу Насреддина - это же совершенно очевидная и понятная игра!.. Мы в свои семь лет додумались до игры в съезд народных депутатов (как раз и играли, пока вся семья смотрела телевизор), а также в фашистский концлагерь. Предыдущие поколения, говорят, в гестапо предпочитали играть, но мы уже это пропустили. В конце восьмидесятых некоторые дети успели поиграть в Невзорова и Сорокину (привет передаче «600 секунд» - если все взрослые пырятся в телевизор, значит, это важно и стоит игры). Я не знаю, как современные дети под психоз взрослых играют в «карантин», тут очень трудно вычленить драматические действия и определить главных героев. Но если определили, то уже играют.


Всё это дети потащат в игру сами, справятся без вас. Но я подозреваю, что вы, как взрослые, собираетесь принести детям в качестве материала для игры что-то другое. В конце концов, предполагается, что от ближних взрослых как раз исходит всё лучшее и доброе. Только приносите его, пожалуйста, сразу с образцами и задач, и их решений, и собственных эмоций по поводу всего этого. На вас смотрят.

Второе: о способах решения возникающих задач.

Сперва пример.
Завязка и проблемная ситуация: знакомый персонажам игроков персонаж ведущего превратился в медведя (он это почти уже умел, его немножко медведем считали), потом убежал в лес, не возвращается и не превращается обратно. Теперь по лесу бродит злой и страшный медведь, все вокруг его боятся, хоть в лес не ходи.

Берём три варианта разрешения ситуации:
1) Собраться вооружённой группой в лес, пойти и убить медведя. Ура, по лесу ходить больше не страшно.
2) Найти доброго волшебника, который даст пузырёк с водой, подобраться к медведю, обрызгать его, тот превратится в человека обратно. Ура, наш друг снова у нас.
3) Найти любимые вещи этого человека – одежду, инструменты, курительную трубку - и начать подкладывать их на пути медведя, чтобы тот вспомнил их и захотел обратно превратиться в человека, чтобы приодеться и покурить. Ура, наш друг к нам вернулся.

Культуральный шаблон диктует нам, что детям надо предлагать исключительно второй и третий способы решения, как добрые и воспитывающие лучшее в человеке. Печальная правда состоит в том, что третий способ - напрочь взрослый и предполагает очень сложные представления о мире и о другом человеке. Оставьте его подросткам и тем, кто своих детей выращивает. Второй способ ребёнок может понять, если взрослый вовремя его направит и приведёт к волшебнику (см. про подставного игрока в предыдущих сериях). Первый способ - наиболее детский, его юные игроки подбирают сами, а в 8-9 ещё и становятся достаточно инициативны, чтобы ломануться реализовывать его в игре, даже если взрослый их не подгоняет и только челюсть успевает подбирать.

Почему? Этот способ объединяет всё, что потребно для игры: он предполагает явный выигрыш, он прост и понятен, он даёт очень сильные эмоции, он сопровождается самой лихой движухой, он даёт быстрое вознаграждение. Взрослые его тоже любят, кстати, и большинство самых популярных «приключенческо-авантюрных» игровых систем построено как раз на том, что их драматические ситуации решаются путём запуска вперёд варвара с топором. Это жирный плюс для тех, кто всё-таки хочет поводить в дэнж своего шестилетку. Подходящих материалов на самом деле вагон.
Чего в этом способе игры нет? Игры в наличие социальных отношений, долговременных чувств и ценностей; в нём нет ещё детектива и исследования (притом, что дети любопытны и вообще-то активно мир исследуют в этом возрасте! Вот только они *являются* исследователями при этом, а не играют в них. При этом бродилки, где надо находить новые места и добывать в нгих ресурсы, им могут очень понравиться).

Ещё в этом способе игры не бывает параллельных сюжетных линий и отслеживания интересов нескольких сторон. Это нескоро ещё будет, погодите. И вот об эту неспособность детей ориентироваться в сложных событиях и отношениях взрослые на практике втыкаются часто.

Если дать 6-7 леткам ситуацию вида «гоблины украли у кобольдов волшебную чашку, надо найти и вернуть кобольдам», детям будет понятно, как и зачем в это играть. Стороны поделены на наших и не наших, условия выигрыша определены, задача «схватить и удрать» увязана со знакомыми эмоциями, дело за конкретными препятствиями на пути к этому выигрышу. Если дать им ситуацию вида «гоблины украли у кобольдов волшебную чашку, а кобольды угнали у гоблинов их машинку – надо вернуть и то и то владельцам, чтобы не допустить большой войны» - скорее всего, дети потеряются и не смогут в это играть, даже с подсказками от взрослого. Целых две линии действий, слишком сложно. Непонятно, кто наш, а кто не наш, и кого можно бить, не глядя. Интересы двух сторон одновременно учитывать? Поднимает вопрос «а мы тогда кто?». Идея «не допускать войну» тоже не вполне хороша в качестве выигрыша - это не добыча, не победа, не возвращение мамы к мамонтёнку, это скорее избежание того, что ребёнок предпочёл бы устроить, как раз для движухи. В общем, не усложняйте!

Моё мнение: настольная ролевая игра с 6-7-летним - это или всё та же сказка на ночь, что и для младших, или монополия-шахматы-лото. Даже если оно выглядит как D&D. Более сложные выводы из впечатлений от игры ребёнок сделать может, но отложит их осмысление и реализацию на потом. Если взялись, снижайте планку ожиданий очень сильно, однако готовьтесь к отложенным сюрпризам.

В 8-9 лет снова кое-что начнёт меняться. Но не в области сюжетов даже, а в области взаимодействия между игроками. Которого до того, считай, почти и не было. Продолжение следует.

This entry was originally posted at https://yutaku.dreamwidth.org/463989.html. Please comment there using OpenID.
Tags: дэнжи и дети
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments