Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Экспедиции: человеческий фактор



Информантом для лингвиста становится любой, кто владеет интересующим исследователя языком (или только претендует на это, тогда он является информантом, но очень недолго) и готов общаться и сотрудничать. Общаться и сотрудничать за красивые глазки, разумеется, потому что на оплату работы информантов никто нам деньги не выделяет. Поэтому, кстати, за рубежом - включая дикую Африку - работать гораздо легче: иностранные спонсоры неизменно считают, что если на них кто-то работает, то это должно оплачиваться.
Мы же все делаем вид, что информант с нами не то, чтобы работает - а так, болтает. Это при том, что он, вообще-то, делает устный перевод - не самое расслабляющее занятие. К счастью, большинство информантов – люди сельские, опознающие в качестве работы только какой-нибудь очевидный, производительный труд - желательно, физический. Поэтому они сами недоумевают обычно: отчего же это мы устаем? Вроде как просто сидим, разговариваем - а с головой что-то не так… Исследователь же прекрасно понимает, какая при этом идет нагрузка, и прекращает процесс, если информант явно начинает уставать. У кого-то хватит выносливости хорошо если на полчаса (мало, но увы…), кто-то и полтора сидит вполне спокойно - тут уж на кого нарвешься. А если перегрузить информанта, он может не захотеть сотрудничать с вами при следующем визите… методов же привлечения его, кроме умильной мордашки, у вас нет.
К вопросу об умильных мордашках: информанты обычно имеют довольно забавные представления об исследователе, растущие из незамутненной наивной картины мира. Объяснять им, что вы "ученые" и что-то исследуете, зачастую бесполезно: ученый, согласно наивным представлениям - это человек, который уже все знает и теперь только книги про это пишет. А если вы не лекции читаете, а что-то спрашиваете - то вы учитесь (!), а это предполагает другой социальный статус. Вы при этом оказываетесь то ли ребенком, то ли студентом… во всяком случае, представителем младшего поколения, который явился внимать вековой мудрости, ведомой информанту.
Я не шучу. Именно из-за этих представлений молодым исследователям так просто бывает выйти на контакт; именно поэтому фраза "мы учим ваш язык" является для большинства информантов исчерпывающей - они полагают, как правило, что это у студентов программа такая. И именно поэтому информантами будут работать в основном представители самого старшего живого поколения - все остальные обычно отказываются, даже если знают язык и имеют свободное время.
И в результате вы имеете дело только с очень пожилыми людьми, со всеми сопутствующими этому проблемами - нарушения слуха, плохая дикция, слабая память, быстрая утомляемость… И бесполезно объяснять, что вот дочка (шестидесятилетняя) этой старухи, например, тоже могла бы вам вам помочь. Скорее всего, эта шестидесятилетняя дочка откажется говорить с вами - ведь её мама ещё жива, а значит, сама она ещё не принадлежит к "поколению стариков", имеющих право учить.
Полностью картину, как она здесь описана, обычно из каждого конкретного случая не выловить: вам будут говорить, что "молодежь языка не знает", что вот "та баба Поля - она говорит лучше всех" и т.д. Молодежь часто действительно в массе своей не владеет языком - но в поселке вполне может быть какой-нибудь среднего возраста дядя Федя, говорящий бегло и уверенно… но от него вы ничего не дождетесь. Потому что он ещё не старик!
Исключения бывают, но редко. А в норме исследователь малого языка имеет дело с информантом весьма престарелым, который будет через слово повторять, что "вот мы помрем, языка не будет" и так далее. Это каждый раз кажется очень правдоподобным, непосредственные наблюдения, казалось бы, подтверждают это, если бы не одно "но":
Совершенно другой старик будет говорить то же самое исследователям через двадцать лет.
И следующий - ещё через двадцать…
И каждый раз будет на полном серьезе казаться, что язык вот-вот умрет, что и вправду это поколение последнее.
Почему все это происходит? Перенесем эту тему на следующий пост.
Tags: Экспедиции
Subscribe

  • Дэнжи и дети, часть 10 и последняя

    12-13 лет. Этот пост последний в цикле об играх. Потому что с этого момента, внезапно - всё. Они такие же, как и взрослые. После всего, что было так…

  • Дэнжи и дети, часть 9

    Ещё о детях 10-11 лет. Итак, играть в ролёвки они уже сами начали. Поскольку принцип Сэга им уже интуитивно понятен, у них появились первые…

  • Дэнжи и дети, часть 8

    Дети 10-11 лет, продолжение О самостоятельности и принятии решений Когда взрослые ждут, что ребёнок станет самостоятельнее, они обычно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments