Мечтатель (dreamer_m) wrote,
Мечтатель
dreamer_m

Categories:

Итак, ЗВ




У станции "Двойная Туманность" была интересная история.
Именно в этом месте, в пустом космосе подальше от населенных систем, силы Новой Республики с помощью трофейного "интердиктора" накрыли имперский конвой. Охранявшие транспорта "небулоны" (название этого класса кораблей с общегалактического переводится как "туманность") отбивались как могли, и кончилось это для них чрезвычайно плачевно. Республиканцы подхватили то, что с их точки зрения, можно и нужно было утащить с собой, после чего улетели, преисполненные победного восторга, оставив позади ошметки "небулонов". Никому не нужное поле боя осталось за побежденными, тоже никому не нужными.
Конструкция "небулона", вызывавшая немало разнообразных нареканий, имела, однако, один замечательный плюс: перемычку между техническим-орудийным-двигательным отсеком и основной жилой зоной. Это, в частности, означало вот что: уничтожались корабли обычно только наполовину. Либо корабль оставался неподвижным, безоружным, почти без энергии, но с живым и перепуганным населением, либо (что случалось реже), непригодным для жизни, но зато полным полезной техники.
Когда имперцы поняли, что республиканцы не интересуются их дальнейшими перспективами, командовавший конвоем командор Тэль взял дело в свои руки. Чинить то, что грозит рассыпаться/взорваться прямо сейчас. Подобрать все тела и капсулы, плавающие в пространстве - потом рассортируем, где наши и где не наши. Если подобранное стоит на ногах – поможет в починке корабля. Бегом!
Надо заметить, что подобные действия встретили полную поддержку. Жить хотелось.
Когда первая горячка спасательных работ и ремонта кончилась, ситуация выглядела так:
Жить здесь можно, и долго.
Летать пока не может ничто из имеющегося мусора.
Командор Тэль постарался наладить связь. Это потребовало времени. Каково же было его удивление, когда первый же звонок обнаружил, что всех бывших в конвое объявили погибшими (не пропавшими, а вот именно погибшими) и вычеркнули из всех списков, кроме памятных.
Командор задумался. Он обиделся… но не только.
После чего собрал накопившийся на жилых руинах народ и внес предложение. Сам он никуда не возвращается, ибо некуда. Желающие могут попробовать. Первый… нет, второй шаттл с гипером, который удастся починить, отправится в империю. Второй - на Корускант, или куда там республиканцам надо. Все желающие приглашаются остаться. В конце концов, два полуспасенных "небулона" с добавками от своих менее везучих собратьев при соединении через "брюхо" прекрасно превращаются в космическую станцию.
Кто-то улетел. Кто-то остался.
Командор Тэль прекрасно понимал, что скоро его маленький, но независимый дом, столкнется с новыми трудностями. Отбрыкиваясь от атак пиратов и космических "мусорщиков", он нашел способ подстраховаться: вспомнил о своей родне в секторе Тапани и связался с ней…
Когда к нему примчались республиканские корабли с требованием сдаться, он с самым философским видом сообщил, что данная станция является собственностью тапанийского Дома Кадриаан и со всеми вопросами следует обращаться к совету Дома. Республиканцы посмотрели на его форму (сменить имперский мундир он даже не попытался, лишь убрал знаки различия), открыли рты, но проверять данные стали. Дом Кадриаан подтвердил: да, эта наша станция, и руководит ею один из наших благородных донов - ну как же, вон и его родственник-граф…
Республиканцы почесали затылки и улетели. А вскоре Пеллеоном и Леей был заключен небезызвестный мир.
Станция между тем была превращена в гостиницу, силами командора Тэля и его мудрого завхоза, Берта Райдвена. Экономический талант последнего процветал что в военное время, что в мирное: в период своей службы на империю он исхитрился не только обзавестись кредитками, но и "спасти" от уничтожения некие имперские склады и запасы, заложившие теперь основу благосостояния его и станции. Труднее всего было приставить к делу дроидов серии EV, с их специализацией надсмотрщиков и пытчиков. Тем не менее, этому ресурсу нашлось применение, и массы этих дроидов заполнили станцию, придавая ей неописуемый колорит. Также станция стала свободной торговой зоной, где источники груза быстро становились анонимными и где можно было уютно, тихо и весьма безопасно встречаться… потому что имперскую систему корабельной безопасности командор Тэль не намеревался ослаблять. Свобода торговли – это замечательно, но оружие господам контрабандистам предлагается оставлять на своих кораблях. Да, вообще ВСЕ оружие!

Именно на эту станцию и вывалилась команда "Принципа", похождения которой по идее описывает этот сериал. Возвращение Тунгара, которого здесь больше называли прозвищем "Мятежник", оказалось своего рода пригласительным билетом в это не вполне общедоступное заведение. На влете, правда, случилось два казуса.
Первый, впрочем не произвел впечатление ни на кого. Когда корабль, входя в ангар на неположенной, но зато очень понтовой скорости, неудачно чиркнул по одной из боковых тумб, по связи было лаконично сказано:
- Тысяча восемьсот.
Штрафы за ангарные повреждение здесь были уже известны наизусть, и немалая часть их поступила в казну станции от одного и того же лихого пилота.
Второй казус имел иной характер. Передавая "спасенного" благодарным коллегам и очень сердитой жене (по совместителю – мастеру зон-сей-ша…), Джура, лучезарно улыбаясь заговорила было о награде…
Лицо командора не успело начать меняться, как Джура услышала сзади лаконичное: "Заткнись".
И поняла, что не может издать ни звука.
Положение спас Гизмо, умильно зачирикавший о том, как он рад знакомству и радушному гостеприимству. Это, видимо, спасло ситуацию от варианта развития "вот вам десять тысяч, и пошли отсюда вон" и дало команде по сумме статус желанных гостей. В течение всего разговора Джуре хотелось вмешаться… хотя бы возмутиться… но сзади по-прежнему стояла Лаик и бдила.
Быть гостями на станции оказалось, впрочем, интересно - в первую очередь для Гизмо и Лаик. И если первый нырнул в ее техническую жизнь, то вторая ринулась общаться с местными представителями учения зон-сей-ша, а также гандом, по каким-то загадочным причинам ставшим телохранителем командора Тэля.
Вернувшись в задумчивом состоянии в свою каюту, Лаик замерла. Эти изменения было трудно не заметить.
Оставленного на койке меча не было.
Зато посередине каюты лежал на полу другой меч. Незнакомый.
Она осторожно взяла его, словно взрывное устройство. Нет, никакой опасности она от него не чувствовала. Но… если включить…
З-з-з. Меч оказался красным.


Внимание, вопрос: что же произошло?

Из прочего: Йолэ, я послала письмо про модуль.
Subscribe

  • История Шенез из Махвиристана

    Разговор, который мог случиться между инспектором Ведвитом и Скульд Ненашней ближе к концу киэлесткинских историй. А мог и не случиться, потому что…

  • Про Киэлесткин

    Спасибо всем, кто читал и комментариями поддерживал этот долгострой. Необычайно медленный текст для меня вышел, учитывая, что писала я его аж с 2014…

  • Откуда берутся демоны-10

    - Что, опять не собрались наши молодые этнопрактики? – Скириэн обнаружила Ведвита одного. - Не, всем не до того. Думаю, можно уже больше не ждать.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments