Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

labrador

Как я провёл лето

UPD: Люди, я в это истории "родственник", а не больной. То есть всё сложно, но не тем образом, что вы могли подумать. Я просто разгребала всё это и загналась.
Меня давно в соцсетях не было.
Расскажу немного о том, где была вместо этого.

Ещё с советских времён мы как-то привыкли, что если кто в больницу гремит по скорой, то в дальнейшем будут крепко заняты и врачи, и родственники. Родственник сдаёт больного скорой, затем в приёмном покое присматривает, чтобы тот дотянул до анализов, а потом - до покладки на отделение. Потом больного можно и нужно навещать, принося полезные припасы и сведения из внешнего мира. От больного можно узнать, что ему надо - а также кто его врач и к кому подходить за информацией. Традиционно, больного не информируют толком о том, что с ним сталось и как потом надо будет лечить (тем более что иногда, в зависимости от состояния, эти разговоры не очень осмысленны): всю тайную информацию получают от врачей родственники. Если они её не получили, то больной многое впервые узнает только из выписки, когда его ушлют домой и «а за остальным в поликлинику по месту жительства»

Как я недавно имела возможность полюбоваться, в наши ковидно-карантинные времена кое-что в системе сменилось. Отделения полностью закрыты для посещений, персонал ходит в защитных костюмах. То есть, сдав родственника в больницу, вы его не увидите, пока его не выпишут. Тот врач в приёмном покое, который будет вам говорить, что показал рентген и какая операция нужна — это ПОСЛЕДНИЙ специалист, с которым у вас есть шансы пообщаться.

Идея карантина на первый взгляд абсолютно здравая, потому что только инфекций всем эти травмированным и прооперированным людям и не хватало. (Кстати, всё равно карантин не спас: заражения предсказуемо проникают на отделения вместе с новопоступающими больными). Побочные последствия же состоят в том, что родственники теперь получают информацию только от справочного (температура, состояние удовлетворительное, передачи оставлять там-то, сёстры потом отнесут в палаты, за остальным не к нам) и от охреневшего больного, если тот в состоянии пользоваться мобильником.

Но. С больными врачи не разговаривают, как и раньше. Созвона с родственниками в протокол никто не добавлял. Двойной против норматива завал на отделениях молчаливому "нам некогда вам объяснять" способствует невероятно. Сам же больной по мобильнику может, к примеру, сообщить, что он в палате на южной стороне, что нога на вытяжении и он прикован к постели, что в +35 градусов у них нет занавесок, но единственный ходячий в палате из простыни что-то сделал, завесить, и что нужна питьевая вода. Питьевую воду вы, конечно, привезёте и оставите в корзинке для передач с подписью, кому и в какую палату.
Но. Ни с одним из врачей вы ни разу за это время не поговорите, и телефона вам никто не даст с ними связаться. Если сам больной вменяем, он сможет вам объяснить, куда звонить, чтобы заказать пластину для операции. Это не значит, что больной будет понимать, что это за пластина и что вообще нужно-то. Он надеется, что "им там" врачи уже сказали (так и есть). Если больной дотошен, он, вероятно, сможет-таки выспросить это у врачей и запомнить ответ (нифига не просто). Если нет - ну, вы услышите от него трепетные истории о том, как для операции ногу клали на какой-то деревянный чурбачок, и что врачей на операции было трое. И что соседка по палате сначала про чурбачок не верила, а потом на операцию попала сама, и там ей руку просто на другую её руку поверх клали, чтобы оперировать. А если красивые, как в кино показывают, настоящие операционные там и есть, то их не видели.

В результате в день выписки вы увидите нечто, отличающееся и от того, что слышали по телефону, и от того, что сказано в сопроводительных документах, позволяющих как-то выписать человека и освободить койкоместо. В моём случае я услышала «надо купить костыли, без них пока ходить нельзя» (и в документах было именно это). По факту, пришлось вызывать спецтранспорт для лежачих и делать первым этапом домашней реабилитации восстановление способности поворачиваться набок и вообще какой-то связи между позвоночником и ногами.

Продолжение следует.

This entry was originally posted at https://yutaku.dreamwidth.org/480072.html. Please comment there using OpenID.
Киэлесткин

Праведный гнев-4

Скульд с Роаном ещё поговорили про магию иллюзий и очаровывания. Скульд к случаю рассказала про заклинания Гнепимика Гениального, известные в основном любопытным историкам - потому что большинству магов просто лень тратить на них место в своих рабочих книгах. Общим у всей серии заклинаний Гнепимика было то, что все они были серьёзно вредоносны, но действовали только на тех, кто вообще не сопротивляется, а лучше – помогает магу. Ещё они все были неправдоподобно низких ступеней, доступные практически новичку. Учитывая, что заклинаниями можно было вызвать слепоту или сердечный приступ - показательный результат. Гнепимик в своих сочинениях доказывал, что другие маги большую часть усилий тратят на усложнение себе задачи, пытаясь воздействовать там, где «мироздание сопротивляется». И что именно он открыл путь к истинному личному могуществу. Возможно, он в доказательство этого сотворил бы ещё какие-нибудь чары, но его в конце концов убили приключенцы. А вредоносными его заклинаниями боевые маги как-то не заинтересовались.
Collapse )

This entry was originally posted at https://yutaku.dreamwidth.org/389720.html. Please comment there using OpenID.
Киэлесткин

Дивный свет Кэарбеннара 6

Замерла не только Скульд, но и все в помещении.
Диассель поднялся, подошёл, пригляделся к книге, затем сощурился на Нишааль:
- Вельнарк Велесси, значит. И как тебе он… нормально?

Нишааль заметно смешалась. Наконец ответила:
- Не нормально. Но мне он для работы нужен. Заказчик попросил вещи с историями, причём предпочитает он именно Велесси.
Если Диассель и счёл это враньём, подобное отречение его вполне устроило. Он сделал движение ногой, словно собирался носком отодвинуть книгу от Нишааль, но не закончил движение, лишь брезгливо и коротко скривил рот.
Collapse )

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/383317.html. Please comment there using OpenID.
Киэлесткин

Дивный Свет Кэарбеннара 4

Скульд осторожно зашла в кабинет, изрядно тревожась - что именно от неё хотят в городской управе? С некоторым удивлением обнаружила, что встречает её там уже знакомый инспектор Ведвит, и ещё какой-то чиновник с гербовой бляшкой, которого Ведвит представил как старшего следователя какого-то там отдела, Шианри Кэарваста.

- Когда вы проходили Коридор, - перешёл к делу инспектор, - на вас были обнаружены заклинания постоянной поддержки. В частности, «глаз вечности» и «пустое гнездо», а также сторожевое заклинание-условие, направляющее оба первых на того, кто на вас нападёт.

Шианри Кэарваст посмотрел на напрягшуюся до остекленения Скульд и мысленно вычеркнул её из списка потенциальных осознанных агентов навсегда.
Collapse )

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/382775.html. Please comment there using OpenID.
Киэлесткин

Истории о доверии (5)

Вечером Мешла обнаружила, что Скульд после насыщенного дня расспрашивать бесполезно: её надо поить, кормить, и чуть ли не из пипетки, как осиротевшего больного щенка, который забился в кресло, свернулся и попытался там отключиться. Уговорить её спуститься в чайную или заглянуть на кухню оказалось невозможно, поэтому Мешла просто вернулась с подносом еды в комнату к угнурийке, выгрузила часть принесённого рыбного филе себе в мисочку и начала показательно жевать его сама, между делом рассказывая про куски каменных скорпионов, попадавшиеся в трофеях с Хрустальной Реки. И так пока Скульд не потянулась сначала пить воду, а потом не заинтересовалась, вприкуску к разговору, ещё и едой.
Рыба кончилась, и Мешла наконец спросила Скульд про её отъезд.
Collapse )

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/364206.html. Please comment there using OpenID.
labrador

А теперь серьёзно

Хайнлайновская знаменитая фраза, которую уже вспомнили в комментариях к предыдущему посту, звучит в русском переводе как «Смеются, когда больно, чтобы не было больно». В этой фразе не то, чтобы чего-то не хватает - с точки зрения русского языка, это вполне законные, грамматически и прагматически нормальные, бытовые такие пропуски. Просто не сказано там кое-что, и всё.

А не сказано там, кому именно будет больно - и кому НЕ будет больно после того, как смеющийся засмеётся.

Но читатель же не первый день русским языком пользуется, он такие фразы достраивать умеет. Он - например - берёт презумпцию кореферентности (вот здесь у меня про это было когда-то) и решает, что и так понятно: смеётся тот, кому больно, и ему же больно быть перестанет (к тому же к ситуации в книге это прекрасно подходит!). Однако как только мы проговариваем это самое незаполненное словами, мы можем сразу увидеть странность: над чем тогда ржут зрители комедий положений, сидящие в креслах с попкорном, если падает на экране совсем другой человек? И над чем ржут зверята, купающие в луже мухоловку - если им так больно, что аж смешно, так не проще было бы перестать? Опять же, смеются зверята, а не мухоловка. Что-то здесь не так…

Такое впечатление, что смех скорее позволяет разрядить дискомфорт наблюдателя или вторичного участника неприятной ситуации, который ощущает что-то вроде «Ой, какой ппц… А я от него не попортился! Я могу здесь оставаться и вести себя, как и раньше, СО МНОЙ всё в порядке!». Эта формулировка объясняет крайне многое про человеческий юмор, где, с одной стороны, особо здоровый и позитивный зверик может и сам встать на позицию наблюдателя по отношению к своим бедам (ну и что, что уши отвалились, внутренний-то «я» не испортился, могу здесь оставаться и вести себя как раньше) - а с другой, непозитивному зверику уже окружающие могут предложить «отнестись к ситуации с юмором». Ведь если он засмеётся - то он как бы и не испортился, останется здесь и продолжит лежать носом в лужу. В мире, где смеющийся неуязвим и ни от чего не портится, это их поведение и предложение совершенно естественно и нормально.

Обратите внимание, сколько мне пришлось достроить, чтобы разобраться с одной слегка неполной фразой. (Кстати, именно про достройку неполноты и объяснения «странного поведения окружающих» будет мой следующий курс - записаться ещё можно здесь, начинаю 5 мая). А ведь афоризмы обычно так и строятся: максимальная лаконичность, некорректные обобщения - и неполнота, чтобы зверики могли их применять и цитировать в максимальном количестве странных ситуаций. И чтобы подошло. Ну, примерно подошло, на глазок.

История афоризма mens sana in corpora sano («В здоровом теле – здоровый дух») уже баян, или рассказать? Расскажу на всякий случай. Употребляют его зверики во всяких ситуациях – и когда важность занятий спортом подчеркивают, или ровно наоборот - в повествовании о недостаточном культурном развитии всяких излишне радеющих о тушке. Одновременно одну фразу для таких разных тезисов? Ну да, а что ж такого, фраза же неполная (без сказуемого), додумывай по вкусу. А в оригинале у Ювенала что было? Orandum est ut sit mens sana in corpora sano – «Следует молиться, чтобы был здоровый разум в здоровом теле» (скорее разум, чем дух, кстати; и дальше ещё по тексту он советует молиться о том, чтобы не бояться смерти, и не ценить долгожительство - вот такой контекст). В таком полном виде, как видите, на цитаты фраза не очень-то растаскивается, и не то, что к спорту - к ЗОЖ-то притягивается с трудом.

Думаю, с хайнлайновской фразой было бы всё то же самое. Она крылата и афористична именно в силу своей неполноты. Как только мы её дополняем и достраиваем - она либо оказывается проверяемо неверной/неточной, либо она превращается в научную статью. Не слишком подходящую для звериков, которые прямо сейчас подбирают слова, которые скажут очередному жирафу и очередной мухоловке.

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/347056.html. Please comment there using OpenID.
labrador

Крепкие корни

По ту сторону ночи, у торфяного болота жила одна старуха. Росла при её доме слива, маленькая и кривенькая; старуха кормила уток и рассказывала им про сливу, а утки ей - про страшных коршунов.

Раз подлетела галка, послушала, что старуха рассказывает. Говорила та:
- У меня кроме неё никого и нет, а она мало что не плодоносит, так и не растёт, только гнилью воняет. Я ей кору от зверя-птицы оберегаю, ночей не сплю, а она только кривится.
Спрашивает галка:
- Отчего ты не пересадишь её на дальний сухой холм, если здесь на болоте она гниёт с корней?
Спрятала старуха хлеб подальше от галки, отвечает:
- На холм старыми ногами ходить далеко, пропадёт там слива без моей заботы.
Тогда галка сказала:
- Да, слива не человек, сама корнями не пошевелит, о себе не позаботится. Пусть поближе к дому живёт, безопаснее здесь.
Старуха стала галку кормить вместе с утками.
Collapse )

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/344712.html. Please comment there using OpenID.
labrador

Чуть длиннее, чем в двух словах

Больница - это, среди прочего, ещё и способ расширить свой личный опыт за счёт всякой разной экспы, физиологической и социальной, без которой двести раз бы обошёлся, и про которую в привычных условиях да на здоровую голову вряд ли бы додумался. Вот про социальную экспу-то я и буду.

В вечном состязании, кто страшнее – больной или его родной – я как-то не вижу возможность определить победителя. Но родные, приносящие копчёную колбаску бабушке после операции на желчный пузырь и дающие ей советы как можно быстрее вставать на ноги, потому что давать на лапу санитарке за то, чтобы та ухаживала, слишком дорого - эти родные ещё найдут своего бытописателя. А я пока о больных поговорю.

Collapse )

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/322106.html. Please comment there using OpenID.
labrador

Вуф со звериными зубами

По ту сторону ночи на одном высоком холме стояла мельница. Жил-работал на ней мельник. Однажды увидел, что к дому его явился здоровый верзила, со звериными зубами, со шкурой пяпрана на плечах. Спросил пришедшего мельник, кто он и что здесь делает; ответил тот:
– Меня зовут Вуф. Мне интересно, что у тебя тут такое на холме крутится!
– Это ветряк, – сказал мельник. – Он может намолоть столько муки и соли, чтобы и я, и все в долине под холмами жили сытно. Я за ним ухаживаю, чиню.
– Какая штука! – сказал Вуф. – Можно, я у тебя буду работать, на мельнице? Я хороший пяпран.

Оставил мельник его у себя работать - мешки таскать. Еле Вуф в двери проходил, только что стены не сворачивал, но везде лез, смотрел и трогал. Как-то сказал мельнику:
– Смотри, что твоя штука ещё молоть умеет! Я речные камни покидал, теперь в мешки золото сыплется.
Никогда у мельника золото из камней не мололось. Посмотрел он, что Вуф сделал, говорит:
– Сыплется, сыплется, только с мукой смешивается. Перебирать теперь придётся, устроил ты мне работы.
– Я переберу, – сказал Вуф.
– Нет, – сказал мельник. – Мельница эта моя, я сам разберусь, Иди-ка ты лучше, не твоя игрушка.
Collapse )

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/320556.html. Please comment there using OpenID.
labrador

Умотанное

Я тут мало нынче пишу, так как я нынче зелёный и плоский.

Вообще, у меня по читаемой френдленте (а как в вашей?) хорошо видны сейчас два немаленьких лагеря среди жителей соцсетей. Первый лагерь болеет чем попало, кидает друг другу инфу о магнитных бурях, обменивается контактами врачей и народными рецептами, а также секретными способами снижения рабочей нагрузки. Второй лагерь с решительным "метеозависимость только у тех, кто в неё верит" и "болеть некогда, ещё третий замес в смену не сделан" преодолевает и достигает, обмениваясь периодически обратной связью по очередным законовведениям и тому, кого бы ещё надо было расстрелять, чтобы было хорошо. Первая категория старается ныкаться в подзамки и вообще в норы, прекрасно понимая, что в голодный год больных и упавших будут доедать первыми.

Из норы вылезу, как полегче станет. И когда во дворе с укладкой асфальта доразберутся. А то постоянное низкое фоновое гудение плюс запах дают на голову эффекты странные.

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/311224.html. Please comment there using OpenID.