Category: мода

Category was added automatically. Read all entries about "мода".

labrador

За пределами мира имиджей

Про то, как выглядит мир изнутри того, кто «уже почти-почти настоящий», или уже совсем настоящий и крутой, как Мэри Сью, в предыдущих постах я уже сказала. Про то, что они творят и почему им с их искренними и полными света глазами «можно» всё, что на грани и за гранью УК, по сумме постов и комментариев (а там есть хорошие иллюстрации), я надеюсь, тоже можно было составить представление. Как самоподдерживается эта система – тоже. Почему каждой Мэри Сью важно, чтобы вокруг неё оказались сплошь взыкующие несамостоятельные, тупые, трусливые, уродливые существа - вычисляется в пару ходов, но если надо, я могу пояснить.

Ну и как же доразбираться с недобитыми квестами истинного архетипа?

Пока человек специально «проходит квест, чтобы пройти квест» (специально набирает животных из приюта, чтобы побыть Заботливым, или лазает на скалы именно для того, чтобы побыть Героем), он всё тот же «ненастоящий сварщик». Не потому, что варит плохо, а потому что пытается применить действия для доказательства настоящести. И специалист с запросом «пройти квест архетипа», если он не имиджный, работать не будет, а будет уточнять формулировку, пока не дойдёт до разговора о вполне конкретном гвозде в индивидуальном лбу.

А пока персонаж нарочно набирает животных из приюта, его соседка проходит квест Заботливого, случившийся с ней по факту рождения ребёнка. Она пройдёт его, когда освоится с заботой настолько, чтобы выкроить время для удалённой работы на дому. А пока персонаж лазает по скалам, соседский пацан может в это время пройти квест героя, танкуя босса в онлайновом рейде. И, сделав внутри себя какие-то выводы, пригласить на развиртуализацию девочку-охотницу из того же рейда. И оба они ничего не будут знать об архетипичной спирали. И у них всё сработает без специалистов. Это не значит, что они не столкнутся с похожими квестами потом, в других ситуациях. Или что они их потом не провалят-таки. Но это, безусловно, значит, что прямо вот сейчас они ни какой имиджный архетип не завалятся, а пойдут дальше заниматься своими делами.

Видно, в чём дело? Абстрактные модели хороши для осмысления событий прошлого. Если они достаточно точны, они подойдут для прогнозирования (но не изменения) будущего. А в качестве стартовой точки для движения по жизни годится только своя текущая ситуация, и ничем её не заменишь.

Далее. Разговор о взыковании начался с того, что взыкующий не имеет возможности заниматься своими делами и даже не ощущает своих задач. А связь с собой поможет? Контакт со своими потребностями?

Связь с собой – священная корова околопсихологических тусовок. Беда в том, что слово «я», «себя» берётся из языка и социального опыта, а не из позвоночника. Поэтому человек, полагающий себя «настоящим сварщиком», связываясь с собой, будет обнаруживать у себя неотменимые, витальнейшие потребности в жаккарде и личном оркестре с фанфарами на дом - конкретный список зависит от типа сварщика, а не от физиологических особенностей, как вы могли подумать. А полагающий себя «ненастоящим сварщиком» будет долго и мучительно сомневаться, нужны ли ему на самом деле 8 часов сна и не являются ли его бессоницы признаком того, что нет смысла столько лежать, потребности-то нет. Это базовая конструкция, без усложнений. Связываясь с «собой» из кресла перед компом, каждый житель имиджно-взыковательного мира обнаруживал бы то, что ему по имиджу положено. (А вот проверить, не замёрзли ли ноги - совершенно другое дело, и оно даёт очень частный, но зато имеющий прямое отношение к «себе» эффект).

А за пределами имиджа? Что человек может вообще сделать, чтобы оказаться за пределами взыковательно имиджного-мира, оккупировавшего большую часть его собственной головы? Из какого состояния - или каких состояний - он видит не «разрешённую потребность» и представляет ресурс не только как «средство быть»?

Когда любит, работает и играет.

«Любить и работать» - это то, что когда-то ответил Фрейд на вопрос, на что должен быть способен психически здоровый человек. Потом к этой формулировке добавили третью составляющую, без которой лыжи не ехали. И на ней можно остановиться. Потому что это и есть те режимы, которые конкурируют за место в голове с режимами взыкования и имиджной активности. Любовь-интимность временно выводит за пределы вопросов ресурса и статуса. При работе статусные вопросы подчинены вопросам получения результата, и пока человек не ставит между своей работой и своими результатами другого человека - мир имиджей тоже туда не влезает. Игра предполагает смену ролей, добровольность участия, договорной характер содержания и отделённость от внешних ресурсных и статусных отношений. Пока она соответствует этому определению – в ней нет того социального давления, которое формирует мир имиджей.

Да, я знаю, что жители имиджного мира каждый день переопределяют эти слова, явно и неявно, чтобы то, чем они занимаются, называлось именно так. А сразу после этого - демонстрируют своё разочарование в этих словах и рассказывают, какая это всё гадость. Они и дальше будут.
Ответа на вопрос это не меняет.

This entry was originally posted at http://yutaku.dreamwidth.org/376285.html. Please comment there using OpenID.
labrador

Ещё одно предисловие



Начиная с послезавтрашнего дня, в моём в журнале можно будут появляться посты из новой серии, посвящённые архетипам в художественной литературе и иных повествовательных формах искусства. Эта серия объединена в единый тематический цикл с постами Княжны, анонс которого у неё в журнале уже можно найти тут. Посты будут появляться попеременно в наших журналах - сперва пост там, через день парный пост здесь; и все они будут идти под одинаковым тэгом «3 кг яблок от Гесперид».

Путь к теме для меня оказался витиеват. Так получилось, что практическое столкновение со стилистом, обращающимся к «сказочным образам» и «архетипам» со мной случилось несколько раньше, чем с книгой Маргарет Марк и Кэрол Пирсон. Выглядело это столкновение так:

- Мне бы сделать для себя прикид Анубиса/симурана - потустороннего псового проводника-охранника. Но только не на спектакль или фотосессию, а для повседневного ношения.
- Не мрачновато получится? В принципе, на вашу внешность можно...
- Думаю, не мрачновато.
Тогда стилист сделала мне подборку картинок-фотографий, где я одним из первых пунктов с изумлением увидела Нефертити.
- А она тут при чём?!
- Ну это же тоже Египет…
После этого стилист ещё некоторое время пыталась мне объяснить, что она видит во мне скорее Жанну д’Арк и ознакомила меня с десятками юбок («вы же всё равно будете их носить!» - это после неоднократных объяснений, что юбки-платья меня не интересуют) под этот имидж, в её трактовке уверенно базировавшемся на классическом деловом костюме акулы капитализма, только с кольчугой вместо пиджака.

После этого интерес к стилистам и их версиям «сказочных образов» я на некоторое время потеряла, а книга, посвящённая архетипам, попала ко мне уже по совершенно другому поводу. Почитав её, поигравшись с тем, «кто по жизни на что больше похож» и довольно быстро столкнувшись с рядом любопытных фактов - вроде критичного несовпадения самовосприятия и фактического поведения человека с тем, как его в среднем воспринимает дальний круг, или вроде постоянных различий между предъявляемым и предпочитаемым в других - я полезла копать отображение темы в той области, которая была мне более близка и знакома: в первую очередь, в сказках. Потому что красивые картинки только на логотипах статичны, а в жизни у них есть свои сюжеты, и за каждым хорошо известным образом непременно стоит не менее известная история.

При раскопках нашлось несколько сюрпризов немелкого размера, и часть из них связана с историями сюжетов (примерно так от Вёлунда до Мелькора, а иногда и от Страбона до Шварца), а часть - с отношением к сюжетам и их героям, от которого удивительным образом зависит отношение к самым простым и бытовым предметам, которые, мимо ожиданий своих владельцев, становятся деталью сюжета и элементом сказки. Выяснилось также, что в сказку нормальному человеку попадать-то и не надо, он в ней с рождения живет, и проблемы у него начинаются не тогда, когда он в сказку попадает, а тогда, когда она приходит к развязке и впереди маячит финал - и когда у человека встаёт довольно неприятный выбор, продолжать ему по Проппу или по Бёрну.

Но прежде чем лихим героическим наскоком переходить сразу к историям, в начале будет неплохо бы определить, про кого, как главного героя, будут эти истории - и что же такое представляют собой архетипы, по крайней мере до того, как их применяют к области брэндинга. Вот об этом-то пойдёт речь завтра, в ближайшем посте в журнале Княжны.

А сегодня - поздравляю с Днём Знаний всех читателей!
labrador

Как умирают языки - и что именно люди пытаются сохранить. Ч2.

Продолжение перевода статьи:

(MJF)… По-видимому, переоценка своего уровня владения языком связано с желанием говорящих подтвердить свой контакт с культурными ценностями, которые для них ассоциируются с соответствующим кодом. Большинство из тех, кто переоценивал своё владение малайским, занимали в деревне какую-нибудь должность (учитель, государственный служащий, священник). Они видят себя - и хотят, чтобы другие видели их – частью современного индонезийского общества. Те же, кто переоценивал своё владение языком алуне, хотели продемонстрировать свою приверженность этому языку и ценностям традиционного алунийского общества.

То есть дело-то вовсе не в языке, а в идентичности.Collapse )